К ОГЛАВЛЕНИЮ

В наши дни в различных регионах Земли можно увидеть древние рисунки, оставленные далекими предками современного человека на скалах и в глубинах пещер.

Этот вид искусства, зародившись в глубокой древности, у отдельных народов сохранился до сих пор. Изображения наносились на камень людьми различных эпох и рас. Первобытное искусство территориально охватывает все континенты и сопровождает человека на протяжении тысячелетий. Обращение древних людей к этому новому виду деятельности стало одним из величайших событий в истории. Искусство тех эпох отражало первые представления человека об окружающем мире, благодаря ему сохранялись и передавались знания и навыки, происходило общение людей друг с другом. В духовной культуре первобытного мира искусство стало играть такую же универсальную роль, какую заострённый камень выполнял в трудовой деятельности. Появление нового вида деятельности, не направленного непосредственно на удовлетворение материальных нужд, было связано с развитием духовных потребностей. Именно эти новые потребности со временем разовьются в то эстетическое чувство, которым обладает современный человек. Художественные стремления первобытного человека уже содержат в зачатке компоненты, лежащие в основе идеологии, религии, науки.

Что натолкнуло человека на мысль изображать те или иные предметы? Как знать, стала ли раскраска тела первым шагом к созданию изображений, или человек угадал знакомый силуэт животного в случайном очертании камня и, обтесав его, придал большее сходство? А может быть, тень животного или человека послужила основой рисунка, а отпечаток руки или ступни предшествовал скульптуре? Определённого ответа на эти вопросы нет. Древние люди могли прийти к идее изображать предметы не одним, а многими путями.

До недавнего времени учёные придерживались двух противоположных взглядов на историю первобытного искусства. Одни специалисты считали древнейшими пещерную натуралистическую живопись и скульптуру, другие — схематические знаки и геометрические фигуры. Сейчас большинство исследователей высказывают мнение, что и те и другие формы появились приблизительно в одно время.

Например, к числу самых древних изображений на стенах пещер эпохи палеолита относятся оттиски кисти руки человека и беспорядочные переплетения волнистых линий, продавленных в сырой глине пальцем.

Пожалуй, одним из главных условий возникновения и первоначального развития изобразительной деятельности можно считать наличие досуга и некой оседлости жизни, которые могли появиться не раньше, чем были достигнуты определенные успехи в борьбе за существование. Чтобы проводить время за резьбой по кости, высечением барельефов, созданием многоцветных композиций, древний человек должен испытывать чувство безопасности и быть обеспеченным самым необходимым. Все это стало возможным благодаря формированию более или менее постоянных человеческих групп и появлению новых методов охоты, которые позволили создавать запасы пищи. Связь между развитием пещерного искусства и охотой на крупных животных была отмечена известным специалистом Анри Брейлем. Он отмечал, что эта связь не случайна и объяснял ее тем, что охота на крупных животных развивала воображение и сноровку, обогащала память живыми, глубокими и цепкими впечатлениями, необходимыми для создания прекрасных образов фигуративного искусства.
В пещере Монтеспан на территории Франции археологи нашли статую глиняного медведя со следами ударов копьём. Вероятно, первобытные люди связывали животных с их изображениями, «убив» которые, можно обеспечить себе успех в предстоящей охоте. В подобных находках прослеживается связь между охотничьими ритуалами и художественной деятельностью.

Широко распространенное представление о дикости, примитивности первобытного человека и первобытной культуры имеет мало общего с действительностью. Первобытные люди были способны к высоким духовным взлетам, обладали мощным творческим потенциалом, их духовная культура поражает своим богатством и содержательностью. Одаренный творческим порывом, первобытный человек создавал религиозные верования и ритуалы, мифологию и искусство. Он стремился проникнуть в тайны мироздания, ему были свойственны философские прозрения, ум его обладал способностью к абстрактному мышлению, его общественная жизнь опиралась на нравственные нормы. Каждая отдельная культура имела свой религиозный эпицентр, который определял не только духовную и социальную жизнь, но и оказывал влияние на все сферы жизни общества. Человек воспринимал мир целостно, как некий единый космос, части которого органически взаимосвязаны и живут своей внутренней жизнью. Целостным было мировоззрение человека, дифференциация в нем отдельных явлений действительности находилась еще в начальной стадии. Как африканский бушмен в своем традиционном быту обходится лишь самым необходимым, так и первобытный охотник был минималистом. Но с самым драгоценным своим достоянием — идеями, верованиями, мифами — и тот, и другой никогда не расставались.

«Представители немногих цивилизаций сравнятся с аборигенами Австралии во вкусе к познанию и умозрительному мышлению, граничащему с интеллектуальным дэндизмом, поразительным, если вспомнить, что речь идет о людях, находящихся на рудиментарном уровне материальной жизни», — писал Клод Леви-Стросс.

Клод Леви-Стросс
(1908-2009)

Французский этнограф, социолог и культуролог. Создатель школы структурализма в этнологии. В 1948 году получил докторскую степень в Сорбонне за работы «Семейная и социальная жизнь индейцев намбиевара». Его первая большая работа «Элементарные структуры родства» (1949) была встречена с одобрением, однако только после появления «Печальных тропиков» (1955), «Структурной антропологии» (1958) и «Мышления дикарей» (1962) Леви-Стросс получил широкую известность, и структурализм был признан самостоятельным, направлением. В конце 1960 – начале 1970-х годов вышел его обобщающий четырехтомный труд «Мифологики». Леви-Стросс долгие годы занимался преподавательской работой, был участником многих этнографических экспедиций, а также создал «теорию первобытного мышления». Эволюция культуры, согласно его воззрениям, представляет движение к единству чувственного и рационального начал, утраченных современной цивилизацией. Гармония этих начал свойственна первобытному мышлению.

Наскальные изображения составляют огромную и во многом загадочную область древней культуры человечества и его первобытного искусства. Древние изображения, выбитые на поверхности скал, прочерченные или нарисованные краской, созданной на основе природных пигментов, издавна интересовали местное население. В глазах простых людей рисунки представлялись неведомыми, наполненными глубоким и тайным смыслом знаками, которые оставили после себя древние народы. Места, где находились петроглифы или писаницы, всегда были окружены атмосферой таинственности и религиозного почитания. Интерес к росписям и гравировкам в пещерах и на скалах возник еще в 17 веке, но научное осмысление этих памятников началось на много позже.

Долгое время изображения, выполненные первобытным человеком, рассматривались через призму традиционного искусства. В них видели не более чем грубые творения варваров и лишь в конце XIX столетия, после открытия рисунков на стенах пещер Испании и Франции, встал вопрос об изучении ранних форм художественной деятельности человека.

Рисунки встречаются на гладких поверхностях скал, на отдельных каменных глыбах, в темных глубинах пещер. Можно выделить четыре основных типа расположения памятников на камне.

Первый — рисунки в пещерах, в большей части они представлены наиболее ранними произведениями древнего искусства — эпохой верхнего палеолита. Древние изображения нанесены не только на стены, но и высокие своды подземных залов, кроме того они также встречаются в узких и низких проходах и коридорах. Для того чтобы рассмотреть некоторые рисунки необходимо лечь на спину или подняться на специальные конструкции. Очень часто фигуры прячутся в таких темных местах, что разглядеть их без искусственного освещения невозможно.

Второй тип — гравированные рисунки на горизонтальных и вертикальных скальных поверхностях, эту группу представляют, например, петроглифы Фенноскандии и Сибири.

Третий — включает в себя рисунки краской на отвесных скалах, таковы уральские писаницы.

В центральноазиатском регионе широко распространен четвертый тип — гравировки на камнях и блоках относительно небольших размеров.

Наскальные рисунки дают возможность с удивительной полнотой раскрыть многие детали из жизни древних обитателей, осветить те ее стороны, о которых не могут рассказать нам вещественные остатки прошлого. Изображения позволяют заглянуть в далекие исторические эпохи, увидеть самые сокровенные и интимные стороны жизни древних людей. Они позволяет понять мировоззрение, эстетические представления первобытного человека, его взгляды на окружающий мир, вселенную и на самого себя. Наскальные росписи относятся к разным эпохам от палеолита до средневековья и могут выполнять самые разные функции — идеологические, образовательные, мемориальные, социальные, познавательные, магико-религиозные, эстетические. Все они, часто создавая сложные взаимопересечения, в художественной форме отражают хозяйственную и духовную жизнь людей соответствующей эпохи и имеют большое значение как исторический источник.

Подобные памятники не сконцентрированы где-нибудь в одном месте, а широко разбросаны по лицу нашей планеты. Их находят в Европе, Америке, Австралии, Южной Африке, среди песков Сахары, в Сибири и на Урале, на Кавказе и в странах Центральной Азии.

Традиция наскальных изображений развивалась в разных частях земного шара совершенно независимо и обособленно, на каждой территории существуют многочисленные особенности в способе нанесения и стиле рисунка.

Памятники наскального искусства, в своем большинстве, относятся к далеким временам, когда человек был нераздельно связан с природой. Мировозрение первобытного охотника во многом отличается от нашего, поэтому понять смысл древних рисунков зачастую очень сложно, а уж дать им однозначную интерпретацию тем более не возможно.

В наши дни можно выделить три направления в осмыслении этих древних памятников.

Первое — изучение и анализ изображений, их классификация, хронологическое и типологическое соотношение друг с другом, сопоставление с материалами, полученными из археологических раскопок.

Второе — понимание изображений как свидетельств о духовном мире наших предков, поиск этнографических и фольклорных взаимосвязей с рисунками.

Третье — анализ рисунков изображений как специфического явления культуры, сочетающего в себе особенности археологических памятников и произведений искусства.

Палеолитическое наскальное искусство представлено в пещерах и гротах южной Франции и Северной Испании, для этого периода характерны изображения главных объектов охоты: мамонта, носорога, лошади, бизона, оленя, так же встречаются хищники медведь, пещерный лев. В этот период изредка попадаются человекоподобные фигуры, «лица-маски», отпечатки кисти руки. Уже в это время художники научились искусно передавать пластический эффект изображений используя естественные рельефные выступы скальной поверхности. На территории нашей страны изображения этого периода можно увидеть в Каповой и Игнатьевской пещерах на Урале.

В развитии пещерного искусства намечаются два больших цикла, охватывающих более тридцати тысячелетий — ориньякский (32 000 лет назад) и солютрео-мадленский (18 000 лет назад). За это время палеолитическое искусство в своем развитии проходит ряд последовательных стадий. Стиль наскальных полотен и техника их нанесения различны — от контурного рисунка, процарапанного на поверхности камня, или обведенного одной линией краски, до барельефа и полицветной росписи. Для рисунков верхнего палеолита уже характерна тонкая проработка контура, который передан несколькими неглубокими линиями. В такой же технике выполнены рисунки с росписью, гравюры на кости, бивне, роге или каменных плитах.

В мезолите и, особенно, в эпоху неолита наскальное искусство получило еще более широкое распространение и стало более сложным. В росписях Восточной Испании, Южной Италии, Сибири, Северной Африки, Центральной Азии, Восточной Сахары, Южной и Восточной Африки главное место занимают масштабные динамические композиции из жизни первобытного племени — сцены охоты, боевых столкновений, плясок, обрядов, а также рисунки мифологического содержания. В мезолите внимание художника перенеслось на соплеменников. Каждая человеческая фигурка изображена весьма условно, акцент делается на действии, которое она совершает: стреляет из лука, наносит удар копьём, мчится вслед за убегающей добычей. Наскальные изображения мезолита многофигурны. Художник осознаёт себя частью общества, находящегося в постоянном движении, в центре бурлящей жизни. Детали не важны, на главном месте общность и динамика.

Мишель Лорбланше

Французский археолог, крупный специалист по искусству эпохи палеолита, автор многих публикаций, в том числе книги «Рождение искусства» (1999 год), хранитель музея и пещеры Пеш-Мерль.

Дальнейшее развитие и распространение наскальное искусство получило в эпоху бронзы, раннего железа, средние века. Изображения этого времени встречаются во многих точках мира. На территории постсоветского пространства изображения известны на севере Европейской части, в Уральском регионе, в Сибири, в Туве, на Кавказе, Дальнем Востоке и в Средней Азии. Помимо фигур диких зверей, сцен охоты, магических знаков и других сюжетов, характерных и для предшествующих эпох, появляются изображения домашних животных, жилищ и целых поселений, религиозных обрядов, лодок с гребцами, сцены сражений и миграций, обработки земли мотыгами и плугами. Очень интересными были наблюдения шведских ученых, установивших, что среди петроглифов бронзового и железного веков можно найти сюжеты, представленные в древнегерманской мифологии.

Наскальные и пещерные росписи и гравировки наносились на протяжении многих тысячелетий, потому сегодня можно встретить сотни и тысячи изображений, которые сплошь покрывают скалы. Нередко древние фигуры перекрыты более поздними.


Реконструкция технологии выдувания краски с рекламного проспекта грота Газель, Дордонь, Франция

Древнее наскальное искусство включает петроглифы — выбитые или процарапанные изображения на каменной основе, пиктографы — рисунки, нанесенные природными красителями (в нашей стране для красочных изображений чаще используется термин – писаницы) и земляные фигуры. Некоторые специалисты отдельно выделяют выбитые на горизонтальной скальной поверхности лунки и желобки.

Петроглифы можно разделить по технике нанесения на два вида — выбитые и процарапанные (прошлифованные). Первые выполнялись ударами каменного отбойника непосредственно по поверхности скалы или с применением каменного долота и молота. Второй вид изображений процарапывался на скальной поверхности орудием из более твердой породы. На роль подобного орудия мог быть выбран любой камень подходящего размера и твердости. Наиболее часто использовались кварц или кремний.

Изображения, выполненные краской, встречаются на вертикальных скальных плоскостях или стенах и сводах пещер. Эти рисунки можно разделить на два вида по способу нанесения — выполненные «краской на жидкой основе» и нанесенные «сухим способом», например, при помощи мела, угля или куска марганца, подобно карандашу. При создании наскальной живописи человек использовал естественные красители и окиси металлов. Наиболее распространены были краски, изготовленные путем смешения природных пигментов, например, красных охр различных оттенков или угля с водой, мозгом, кровью, жиром животных либо яйцами. Рисунок наносился пальцами руки или, возможно, кисточками из костей с пучками волос или травы на конце, а порой выдувался через трубчатую кость цветным порошком на влажную стену. Наиболее распространенными примерами таких «выдутых» изображений можно считать отпечатки кистей рук. Они часто встречаются на Американском континенте, Австралии и Западной Европе.

Такие отпечатки можно разделить на три вида. Первый — простой отпечаток окрашеной руки; второй — такой же отпечаток с дополнительно нанесенным узором, например спиралью; третий вид — создавался при помощи выдувания пигмента поверх кисти, приложенной к камню. Иногда в подобной технике создавались целые полотна, например, известная композиция «Лошади в яблоках» из французской пещеры Пеш-Мерль. В ходе эксперимента, проведенного французским археологом Мишелем Лорбланше, было установлено, что некоторые фигуры наносились выдуванием красящего вещества на стену. Австралийские аборигены таким способом наносили отпечатки ступней ног, бумерангов, топоров, и геометрических фигур.

Гравированный рисунок медведя, пещера Пешь-Мерль

Первобытная живопись представляла собой двухмерное изображение объекта, а рельефные изображения и скульптура — трехмерное и объемное. Таким образом, древний художник освоил все измерения, существующие в современном искусстве, но не владел главным его достижением — техникой передачи объема на плоскости. Так же часто не соблюдались взаимные пропорции изображаемых животных, огромный мамонт мог соседствовать с лошадью такого же размера, лось с соизмеримой по величине фигурой утки. Движение в наскальной живописи передавалось через положение ног и рук, наклон тела или поворот головы.

Изображения животных, вероятно, имели магическое назначение, и процесс их создания представлял собой целый обряд. Часто рисунки укрыты в трудно проходимых залах пещер, в длинных проходах с очень низкими потолками, либо, наоборот, на высоких сводах или скалах в 10–15 метрах от земли.

Человек овладел навыками земледелия и скотоводства по историческим меркам недавно, около десяти тысяч лет назад. До этого на протяжении сотен тысячелетий, он жил охотой и собирательством. На ранних этапах истории, в палеолите, успех охоты обеспечивался не совершенством охотничьих орудий, а сложной тактикой загонщиков, умелым использованием пересеченности местности, оврагов, обрывов. Именно слаженная работа группы древнейших охотников, преследовавших мамонта, бизона или северного оленя и совершенствование навыков загонной охоты, не давали животному свернуть в сторону, а идти к неминуемой гибели на мысы и скалы.

Глубокие изменения климатических условий в эпоху среднекаменного века — мезолита привели к значительным переменам флоры и фауны. Исчезают мамонт, носорог, северный олень перемещается на север. Человеку пришлось осваивать охоту на более мелких млекопитающих. Отныне все определяла не величина группы загонщиков и слаженность их действий, а ловкость и меткость конкретного охотника. Создаются новые виды орудий труда, появляется лук, приручается собака. Древний охотник научился плести сети и делать рыболовные крючки, повсеместно развивается рыболовство. Человек становится более независимым от случайной охоты. Появляется чувство собственной силы и значимости. Эти изменения нашли свое отражение в искусстве. Так наскальные изображения Испанского Леванта уже разительно отличаются от франко-кантабрийского пещерного искусства. Там в центре внимания животное, здесь — человек. Если пещерные палеолитические росписи состоят из отдельных, часто не связанных между собой фигур, то в наскальных произведениях Восточной или Южной Испании преобладают многофигурные композиции, где живо воспроизводятся различные эпизоды из жизни мезолитических охотников.

Фигура «единорога» выполнена путем выдувания краски и только два рога животного нанесены кистью. Пещера Ласко, Дордонь, Франция

Сцена охоты на линную птицу, Змиев Камень, р. Тагил (по В.Н. Чернецову)

К эпохе новокаменного века — неолита относится большая часть схематических рисунков. Схематизация изображений широко распространяется во всех частях мира от Сахары и Австралии до севера Европы. В Скандинавии традиция нанесения изображений на скалы просуществовала до эпохи викингов. Помимо широко распространенных нарисованных, выбитых и вырезанных знаков в виде кругов, крестов, спиралей, линий, на полотнах этой эпохи можно видеть стилизованные изображения людей и животных, лодки с гребцами, сцены ритуалов и боевых столкновений.

Несмотря на различные технические достижения, человечество в каменном веке по-прежнему целиком зависело от природы, и было связано с ней на много теснее, чем в эпоху скотоводства и земледелия. На примерах древнейшего искусства можно проследить эволюцию охотничье-хозяйственной деятельности человека. Наиболее частым героем сюжетов его произведений было животное, то изображенное очень реально, то предельно схематично. Сюжеты с животными относятся к наиболее ранним рисункам. Здесь перед зрителем предстают в основном фигуры зверей — желанной добычи первобытного охотника, в палеолите — мамонтов, бизонов, шерстистых носорогов. В среднем каменном веке — диких оленей, быков, лошадей. В неолите и бронзе — лосей, горных козлов, кабанов, птиц. Животные почти всегда переданы в профиль, это естественно для охотника, поскольку так зверя проще убить, да и нарисовать зверя в такой позиции гораздо легче. Изображения, запечатлевшие животное сверху, появились в эпоху неолита и бронзы. Кроме животных, интересовавших охотников в качестве добычи, иногда на скалах изображали хищников — медведей, львов, тигров. Вероятно, они привлекали древнего художника, не промысловой ценностью, а силой, ловкостью и непобедимостью.

Памятники палеолитического, мезолитического и охотничьего неолитического искусства показывают нам, на чем в тот период концентрировалось все внимание людей. Росписи и гравировки на скалах и в пещерах, скульптуры из камня, кости, глины, дерева, рисунки на сосудах посвящены практически исключительно промысловым животным и птицам. Так палеолитический художник нанес красной краской на стены Каповой пещеры желанную и завидную добычу — мамонтов, носорога, лошадей и быка. Наши древнейшие предки прекрасно умели выслеживать и истреблять стада этих животных. Когда вымерли мамонт и шерстистый носорог, возросло значение уцелевших крупных животных — быка, лося. Когда перевелись быки и бизоны, объектом охоты стали олени и горные козлы — на камне появиляются их фигуры. Изображения птиц стали многочисленными только в эпоху неолита, это понятно, ведь ранее пернатые были практически недоступны для копий и дротиков палеолитического охотника. На Уральских писаницах и петроглифах Фенноскандии, можно увидеть многочислен­ные силуэты лебедей, гусей, уток, промысловое значение которых бесспорно. В эпоху металла в Забайкалье на камни наносили схематичные фигуры хищных птиц — орлов, коршунов, ястребов. Однако это уже не объекты охоты, а образы, свойственные мифологии. Так на скалах Северной Америки встречаются изображения ворона — одного из главных героев индейских преданий.

Сюжеты наскальных рисунков весьма разнообразны, но нельзя говорить о том, что они охватывают все стороны жизни наших предков. Некоторые ее моменты отражены достаточно полно, другие — фрагментарно, упоминаний о третьих мы не находим. Благодаря памятникам первобытного искусства мы можем получить кое-какие представления об охоте древнего человека, немногое о скотоводстве, но здесь практически нет информации о земледелии. Какая-либо домашняя утварь практически не входила в круг сюжетов древнего искусства. Так же нельзя судить по рисункам на камне о деталях одежды, повседневном быте.

ПЕЩЕРА ПЕШЬ-МЕРЛЬ
Схема пещеры Пешь-Мерль

Фигура мамонта, пещера Пешь-Мерль

Пеш-Мерль — пещера коридорного типа на склоне холма в коммуне Кабрере в Южных Пиринеях на территории Франции. Одна из немногих палеолитических французских пещер, открытых для публики. Посетители могут увидеть изображения периода граветтской культуры, хотя некоторые рисунки, возможно, относятся к более позднему периоду — эпохе мадлена (около 16 тыс. лет назад).

В древности здесь протекала крупная подземная река, которая и оставила в каменистой породе полость длинной около 1.5 километров. На стенах пещеры обнаружены гравированные и красочные изображения мамонтов, быков, северных оленей, медведя, отпечатки человеческих ладоней, антропоморфные фигуры, а также изображения лошадей, среди которых особенно выделяются «лошади в яблоках». Примерно в 700 метрах от входа были найдены отпечатки детских ступней на глине. В радиусе 10 километров от Пеш-Мерль находятся 10 других пещер с образцами искусства времён верхнего палеолита, однако, все они закрыты для публики.

«Лошади в яблоках» выполнены техникой выдувания краски, пещера Пешь-Мерль

Предполагается, что в эпоху таяния ледников вход в корридоры Пеш-Мерль был блокирован оползнями. Благодаря этому пещера находилась в герметичном состоянии до начала XX века, и доисторические рисунки сохранились в превосходном состоянии.

Пещера Пеш-Мерль обнаружена в 1923 году, а с 1926 году открыта для публичного доступа. Размер групп ограничен по числу посетителей, поскольку повышенная влажность, тепло и избыток двуокиси углерода в результате дыхания могут уничтожить изображения.

Домашних животных и в неолите, и в эпоху металла изображали реже, чем диких. Этот сюжет наиболее ярко представлен в Африке и на территории Центральной Азии. Здесь на камне схематично, зачастую в виде маленьких фигурок-точек, изображены целые стада животных, находящихся в загоне. Подобные сцены известны и на скалах Норвегии.

В палеолитическом искусстве Франции иногда встречаются изображения растений с мощной корневой системой. Собирателей того времени интересовали именно коренья.

Крайне редки изображения рыб, пресмыкающихся, насекомых, а также представителей флоры. С появлением рыболовных снастей, рыболовство заняло важное место в экономике жителей лесов и таежной зоны. Однако на писаницах Урала и Сибири, петроглифах Онежского озера изображения рыб единичны. Это можно попытаться объяснить тем, что убить мамонта, быка, лося было делом очень не легким, а часто и очень опасным, а нарыть съедобных кореньев или наловить рыбы было гораздо проще. Но страстное желание убить большого и сильного зверя, обеспечив мясом всю общину, порождало не только магические обряды, но и монументальные пещерные изображения, наскальные рисунки и мелкие скульптуры. Более беспроигрышные способы ведения борьбы за существование не получили такого отзвука в искусстве древнего человека.

В целом монументальное искусство древности не дает полного представления обо всем богатстве фауны древности, а во многих случаях можно говорить, что перед нами не реальные животные, а мифические персонажи и фантастические существа. Так в 1940 годы на палеолитической росписи в пещере Ласко археологи увидели безусловно фантастического зверя с длинными прямыми рогами и пятнистой шкурой. К мифологическим персонажам можно отнести и дракона, заглатывающего Солнце на Шишкинской писанице, или похожее на него чудовище с Каменного острова Ангары. Фантастические хищники выгравированы на скалах в Минусинской котловине. Эти образы волновали древнего художника и были частью его мировоззрения.

В этой связи интересны фигуры зверей со странными метками. Некоторые палеолитические изображения Европы покрыты линиями и точками, на онежских петроглифах встречаются изображения лебедей с вписанными в корпус полукружиями. На бедрах некоторых оленей в Сибири помещены спиральные завитки. Все это не находит какого-либо соответствия в реальности. Вполне возможно, что эти метки говорили зрителю об изображении конкретного персонажа, скажем не просто оленя, а солнечного оленя. В сказках и эпосе известны такие герои. Особенно интересны в этом плане африканские изображения быков и баранов с солярными знаками на рогах. Преследующий их охотник, увидев на их теле подобный знак, понимал, что это не обычных зверь, а «хозяин зверей».Такие сюжеты можно рассматривать как произведения интеллектуального реализма, где передан не только внешний облик зверя и охотника, но и эпическое содержание. Поэтому увидев на камне человека верхом на олене нельзя говорить только о развитии оленеводства. Возможно это мифологический персонаж, к тому же известны сказочные герои ездившие верхом на львах, тиграх, драконах.

В наскальном искусстве почти не отражены элементы ландшафта. На скандинавских, сибирских и уральских писаницах и петроглифах, расположенных в лесу или тайге, практически не встречаются изображения деревьев. Здесь нет пейзажа, фона, рисунки не слиты с природным окружением, а содержат только основные фигуры. Люди, звери, птицы, лодки, колесницы, — не опираются на линию земли, а переданы «висящими в воздухе», одни чуть выше, другие чуть ниже. У композиций нет подобия рамки, вычленяющей их из скопления других изображений. Роль такой рамки иногда отводилась только естественным граням камня. Кроме этого, отсутствует объемность фигур, все они плоскостные, стелющиеся по поверхности камня. Если перед нами изображена композиция с большим количеством персонажей, то не просто определить, кто изображен на переднем плане, кто на заднем.

Так же фигуры на росписях и гравировках разномасштабны, люди кажутся то слишком большими, то слишком маленькими по сравнению с животными, изображенными рядом. Перспектива, чаще всего, передана путем заслонения или наложения рисунков, наиболее показательна в этом смысле сцена охоты на линную птицу с тагильского Змиева Камня на Урале.

Дракон, заглатывыющий Солнце, Шишкинская писаница

Часто рядом с изображениями животных, птиц, людей встречаются то короткие точки–штрихи, то длинные прямые или извивающиеся линии. Высказывались предположения, что это схематичное изображение рек, гор, своеобразные примитивные карты местности, маршрутные схемы, но вряд ли древний охотник будет составлять их на скалах, для этого больше подходят другие материалы — кора, береста, кожа. Эти линии можно рассматривать как ловчие сооружения, загоны.

В эпоху нового каменного и бронзового веков появляются изображения солярных знаков, Солнце передано в виде круга или с вписанным в него крестом, или отходящими в стороны лучами. На уральских писаницах часто можно увидеть изображения небосвода в виде выпуклой дуги с отходящими от него короткими отрезками. Эти рисунки тесно связаны с астрономическими наблюдениями, культом и хозяйственной деятельностью наших предков.

Человек для искусства первобытной древности — частый сюжет, но все же, менее распространенный, чем животное. В палеолитических росписях и гравировках образ зверя господствует безраздельно. Людей рисовали редко и очень схематично. Среди сотен мамонтов, лошадей, бизонов, оленей крайне редко попадаются фигуры, в которых можно опознать что-то человеческое. Древнейшие изображения животных почти всегда профильные, таким же приемом рисовали и человека. В эпоху палеолита это просто схема — линия с утолщением на одном конце. Все такие изображения не сопоставимы с реалистическими рисунками мамонтов или бизонов. На мезолитических росписях Испанского Леванта или пещеры Зараут-камар в Узбекистане, человеческих фигур уже больше. Не мало их и среди гравировок Кобыстана мезолитического периода, на неолитических петроглифах Белого моря, уральских и сибирских писаницах. Видя эти изображения, можно удивляться их «примитивности», по сравнению с выразительными рисунками животных и птиц. Часто эти персонажи очень похожи друг на друга, переданы в одной манере. Черт лица не видно, передана лишь сама человеческая фигура с иногда различимыми половыми признаками. Чаще всего герои изображений отличаются друг от друга какой-либо намеренно выделенной деталью — головным убором, одеждой, оружием.

Наиболее вероятно, что все это мифические персонажи, со свойственными им атрибутами, метками, знаками. Может быть это образы тотемических предков или это колдуны и шаманы в костюмах и масках. Антропоморфные изображения с рогами, увенчивающими голову, есть уже на палеолитических росписях — Колдун из пещеры Трех Братьев в Арьеже, или быкоголовый человек из Ле Габийю. Подобные сюжеты есть и на неолитических петроглифах Карелии, и на более молодых уральских и сибирских рисунках. Когда колдун эпохи каменного века надевал маску и исполнял ритуальный танец, то окружающие видели в нем какой-то другой образ, он не был в этот момент членом общины.

«Шаман» из пещеры Трех Братьев, Арьеж, Франция

Личина на скалах Салт Крик Каньон, штат Юта, США

Помимо фигур людей переданных целиком, во весь рост, на скалах и в пещерах встречаются изображения личин, кистей рук и ступней. Нередко эти личины рогаты, имеют на лбу и щеках какие-либо знаки. На скалах Американского континента можно увидеть «лица» с черточками, углами, «третьим глазом» между бровей. В этом случае можно говорить о ритуальных масках. По археологическим находкам известны черепа животных, распиленные таким образом, чтобы надеваться на голову. Древний художник не очеловечивал животных, он сам принимал черты зверя.

Еще в палеолите люди оставляли на стенах и сводах пещер отпечатки своих рук, намазанных охрой, позднее такие своеобразные знаки наносились кистью или вырезались.

Из реалий чаще всего на скальных рисунках можно увидеть оружие: копья, дротики, луки. Часть оружия показана в руках охотника, часть, вонзившимся в тело животного. Также на писаницах и петроглифах можно различить капканы, силки и прочие ловушки. На изображениях бронзового века в Скандинавии и Италии показаны медные топоры и кинжалы. На рисунках и гравировках бронзового, а особенно железного веков в Валь Камонике в Италии, Боярской писаницы на Енисее можно увидеть изображения жилищ и целых поселков. Обычны, некоторые изображения лодок, повозок, колесниц, некоторые переданы так реалистично, что можно определить конструкцию этих форм транспорта. Часто на носу лодки или в колеснице можно определить солярные знаки, этот сюжет можно связать с мифами о движении солнца по небосводу.

Значительную часть наскальных рисунков составляют различного рода знаки, идеограммы и символы. Рядом с изображениями животных, птиц, людей видны геометрические фигуры: ромбы, спирали, линии, зигзаги, решетки и т.д. Таких начертаний много уже во французских и испанских пещерных росписях древнекаменного века. На произведениях последующих эпох их еще больше. Например, нефигуральные мотивы численно преобладают над изображениями людей и даже животных на уральских писаницах. Такое сочетание реалистических рисунков со знаками-символами резко отличает первобытное искусство от искусства эпохи цивилизации.

Возможно, рисунки были магическим средством достижения конкретной цели. Это не произведения искусства, в нашем понимании. Они не рассчитаны только на демонстрацию и сохранение, а являются дожившим до нашего времени следом, воплощения колдовского, магического обряда. Рисунки могли служить средством передачи информации о мифах данного общества. Первобытное искусство опосредовано, оно при помощи мифологических представлений отражало действительность того времени. Древние рисунки помогают нам уловить самое существенное в первобытном мышлении. Все духовные силы художника тех эпох направлены на то, что бы постичь законы природы. От этого зависит жизнь и благосостояние общины. Охотник прекрасно знает все повадки зверя, по следам которого ходит не одно поколение его предков. Возможно именно по этому, такое внимание уделено тщательности в передаче образа зверя или птицы. Человек изучал анатомию своего соперника, когда свежевал и разделывал его тушу. Свои знания древний охотник зафиксировал на камне. Этим он как бы объявлял: я распознал и запечатлел зверя, значит, он мой и мне будет отныне подвластен. Сам человек не пользовался таким вниманием, как окружающий его животный мир. Может быть поэтому и нет реалистичных изображений людей в пещерной живописи Франции и Испании.

Древние рисунки, большие и миниатюрные, реалистичные и схематичные, повернутые так и этак, созданы не всегда одновременно, возможно отделены друг от друга, десятками, а то и сотнями лет, но, тем не менее, образуют некоторое единство, которое и должен попытаться понять исследователь и донести до общества.

Базой для данного обзора стали работы многих отечественных исследователей. Стоит отметить такие имена, как Герард Фридрих Миллер, Николай-Корнелий Витсен, Петр Иванович Рычков, Владимир Яковлевич Толмачев, Иван Яковлевич Кривощеков, Константин Иванович Гревингк, Отто Николаевич Бадер, Александр Владимирович Рюмин, Абрам Давидович Столяр, Алексей Павлович Окладников, Владислав Иосифович Равдоникас, Александр Михайлович Линевский, Александр Александрович Формозов, Валерий Николаевич Чернецов, Валерий Трофимович Петрин, Владимир Федорович Генинг, Марианна Арташировна Дэвлет, Зоя Александровна Абрамова, Виль Борисович Мириманов, Юрий Александрович Саватеев, Вячеслав Иванович Молодин, Арсен Анатольевич Фараджев, Юрий Сергеевич Ляхницкий, Вячеслав Евгеньевич Щелинский, Яков Абрамович Шер.

А также зарубежных ученых: Люсьен Капитан, Густаф Халлстрем, Эмиль Картальяк, Анри Брейль, Анре Леруа-Гуран, Гюнтер Вагнер, Пол Бан, Пол Петит, Дэвид Уитли, Мишель Лорбланше.

Эта книга познакомит читателя с наиболее яркими примерами наскальных и пещерных росписей и гравировок. Авторы не ставят перед собой задачи подробного описания и пофигурного разбора композиций. Мы не будем приводить точные размеры и описание того или иного рисунка. При необходимости, читатель найдет эту информацию в академических трудах, перечень которых мы публикуем в конце работы. Так же наша книга расскажет об известных ученых-археологах и методах изучения древних изображений. Отдельное внимание мы уделим вопросам сбережения и защиты этих уникальных памятников, познакомим с опытом их музеефикации в различных странах. Расскажем о том, где и как охраняются историко-культурные и природные объекты, как наскальные полотна превращаются в объекты музейного показа, доступные для широкой публики.

В качестве иллюстраций для данной работы используются рисунки, сделанные исследователями разных времен и стран, материалы, размещенные в сети Интернет, а так же наши собственные зарисовки и фотографии.

НАСКАЛЬНЫЕ ГРАВИРОВКИ ДОЛИНЫ ВАЛЬ-КАМОНИКА
Сцена охоты на оленей, Валь-Камоника, Италия

Петроглифы долины Валь-Камоника в итальянской Ломбардии составляет одну из крупнейших в мире коллекций доисторических изображений. На сегодняшний день здесь открыто около 300 000 фигур, которые разбросаны по территории всей долины. Наибольшее их количество сосредоточено в окрестностях поселений Дарфо Боарио Терме, Капо ди Понте, Надро, Кимберго и Паспардо.

Первое сообщение о гравировках датируется 1909 годом, когда Уолтер Лаенг представил Национальному комитету по защите памятников два валуна с наскальными рисунками, найденные в местности Чеммо (Капо ди Понте). Однако только в 20-е годы эти камни привлекли интерес некоторых исследователей.

Камунская роза, Валь-Камоника

Камунская роза на флаге Ломбардии

В 30-е годы гравировки Валь-Камоники получают широкую известность в Италии и за ее пределами. 1935–1937 годах начинается масштабная кампания по их исследованию. Во главе экспедиций стоит немецкий ученый Франц Альтхейм. Он приступил к изучению гравировок, привлекательных с точки зрения нацистской идеологии. Древние петроглифы были интерпретированы как наследия арийской расы. По окончании Второй Мировой Войны исследование и документирование наскальных рисунков были продолжены специалистами Музея Естественных Наук города Бреши. К работе были привлечены многие итальянские и международные эксперты. С 1955 года приоритетом в работе ученых становится проблема сохранения древнего наследия Валь-Камоники. Через год к исследованиям присоединился итальянский археолог Эммануэль Анати. Он открыл большое количество новых петроглифов и ввел четкую систематизацию работ. Это позволило ему в 1960 году выпустить первую часть исследовательской работы о наскальной живописи «Цивилизация Валь-Камоники». Им же был основан Центр доисторических исследований. В 1979 году петроглифы долины Валь-Камоника были внесены в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Название долины происходит от племен Камунов, проживавших здесь незадолго до прихода римлян. Однако с Камунами связана лишь небольшая часть петроглифов, хронологически они относятся к периоду от верхнего палеолита (6000 г. до н. э.) до XIX века н. э. Одним из наиболее знаменитых изображений, оставленных ими, являются «Камунские розы». Одна из таких фигур стала символом на флаге Ломбардии. Эммануэль Анати считает, что подобные розы символизируют сложную религиозную концепцию и, возможно, являются солнечными символами.

Сцена охоты на оленей, Валь-Камоника, Италия

«Танцор», Валь-Камоника

Геометрические мотивы, Валь-Камоника

Петроглифы Валь Камоники создавались на протяжении восьми тысячелетий. В 1960-е годы специалистами были выделены хронологические группы изображений.

Наиболее ранние фигуры датируются эпохой мезолита (10 000–8 000 лет назад). Эти гравировки были выполнены охотниками двигавшимися за уходящими на север животными. Для петроглифов этого периода характерны изображения крупных копытных животных, таких как олень или лось.

В период неолита (7 000–6 000 лет назад.) в долине Валь-Камоника распространяется земледелие, и появились первые поселения. В наскальной живописи нового каменного века основными сюжетами становятся группы людей и всевозможных геометрических элементов — треугольников, кругов, точек.

В эпоху энеолита (5 000 лет назад) появилось колесо, тележка и первые формы металлургии. В этот период на камни были нанесены символы небесных тел, фигуры животных, изображения орудий, плугов, выстроившихся в цепочку людей. В некоторых петроглифах ученые видят сцены ритуалов, связанных с почитанием предков.

В бронзовом веке (4 000–3 000 лет назад.), среди гравировок выполненных на каменной поверхности, преобладают фигуры вооруженных людей. Изображение оружия подчеркивает положение, которое занимает его владелец в обществе.

Создание гравировки железного века (2500 лет назад) присваивается народу Камунов. Здесь преобладают сцены битв, сражений, поединков. В этих гравировках прославляется героизм и мужество войнов. Выставляется на показ оружие, мускулы, мужские символы. К этому же периоду относятся изображения хижин, лабиринтов, отпечатков ног.

Иногда рисунки беспорядочно накладываются друг на друга, однако часто в них прослеживается логическая взаимосвязь, изображение религиозных обрядов или сцен охоты или боя. Данный подход объясняет схему расположения изображений, каждое из которых представляет собой идеограмму, не являющуюся изображением конкретного предмета, но символизирующую его «идею». Функция рисунков связана с праздничными ритуалами, носившими мемориальный, обрядовый и примирительный характер — изначально, только в сфере религии, а затем даже в светской жизни. Эти ритуалы проводились по особым случаям, единичным или повторяющимся.

В период господства римской империи на территории долины Валь-Камоника (с 1 века до н. э. по 5 век н. э.) деятельность по созданию петроглифов значительно снизилась. Наступил латентный период.

С наступлением средневековья в долине Валь-Камоника возобновляется практика высечения петроглифов. Большая их часть носит христианский характер. Появляются гравированные кресты, соединенные друг с другом ключи, выполненные поверх более древних рисунков, в знак нового крещения этих мест.


© 2011 «Грачёв и партнеры»
К СЛЕДУЮЩЕЙ ГЛАВЕ