К ПРЕДЫДУЩЕЙ ГЛАВЕ

На территории Центральной Азии и Кавказа сохранились великолепные памятники первобытного и средневекового наскального искусства. Особенности пород камня, слагающего горные массивы этих территорий, и отсутствие техногенного фактора обусловили широкое распространение петроглифов и их хорошую сохранность. Многочисленные группы изображений нанесены на скальных грядах и гривах, стенах глубоких ущелий и каньонов.

В техническом отношении петроглифы характерны двумя приемами: точечная выбивка и прочерчивание. Интенсивность частоты и глубины выбивки корректировались цветом скальной породы, углом падения солнечных лучей и позицией по отношению к странам света.

Петроглифы, как вид изобразительного искусства, возникли на этих территориях в глубокой древности. Большое количество памятников наскального искусства, открытых в последние годы, раскрывают своеобразие художественных культурных традиций древних племен.

Наиболее известные центры наскального изобразительного творчества Казахстана находятся в Семиречье. Семиречье — географическая и историческая область в Центральной Азии, расположенная между озёрами Балхаш на севере, Сасыколь и Алаколь на северо-востоке, хребтом Джунгарский Алатау на юго-востоке, хребтами Северного Тянь-Шаня на юге. На сегодняшний день здесь обнаружено более 50 скоплений петроглифов.

Хотя история изучения подобных памятников насчитывает более ста лет, до недавнего времени о них было известно совсем немного. Еще в конце 1950-х годов стало известно о наскальных изображениях Тамгалы или Танбалы в горах Анрахай. Однако изучение этого древнего святилища началось только 1980-е годы. В это же время археологами был обнаружен другой не менее яркий памятник — святилище Ешкиольмес в долине реки Коксу. До сих пор на территории Семиречья открываются новые и новые группы петроглифов. На сегодняшний день здесь обнаружено около 50 мест скоплений наскальных рисунков. Наряду с крупными святилищами, насчитывающими по несколько тысяч наскальных изображений, есть небольшие группы петроглифов в ущельях, на сопках и могильных камнях, в которых бывает по несколько сотен, а то и десятков изображений.

Как правило, в этих же местах рядом с петроглифами расположены другие археологические памятники: поселения, могильники, жертвенники или культовые сооружения, что позволяет рассматривать их в комплексе и получать дополнительную информацию о петроглифах. Выявление связей между различными типами памятников позволяет рассматривать их в единой системе. Все это значительно расширяет представления о древнем искусстве Семиречья.

Основная часть наскальных рисунков Западного Семиречья относится к эпохе бронзы. Такие изображения составляют примерно 80–90% от общего количества петроглифов этого региона. По техническим приемам, стилю и характеру месторасположения они значительно отличаются от наскальных изображений Восточного Семиречья. Своеобразие основной группы петроглифов Западного Семиречья, выполненных в определенном стиле, закрепило за ними название по наиболее крупному святилищу: «петроглифы тамгалинской традиции».

Урочище Тамгалы расположено в 170 км к северо-западу от города Алматы в горах Анрахай. Пожалуй это самое известное скопление древних изображений Казахстана. В комплекс памятника входят могильники, петроглифы, культовые места, которые создают единую сакральную территорию, использовавшуюся людьми в течение более двух тысяч лет. Здесь находилось святилище, проходили ритуальные церемонии, люди молились богам и духам предков. Большинство петроглифов расположено в нижней части главного ущелья и в примыкающем к нему с запада боковом ущелье, а также в глубоких оврагах, расположенных к северо-западу от основного ущелья. Общее количество рисунков в главном ущелье — около 2000.

Изображение солнцеголового божества, урочище Тамгалы

Сцена принесения в жертву быков, урочище Тамгалы

Здесь встречаются изображения солнцеголовых божеств, вооруженных палицами воинов, брачных пар, рожениц, многофигурные композиции с изображением людей и животных, сцены охоты на животных и сцены жертвоприношения быков. Встречаются и сюжеты с изображением колесниц. Известны многочисленные солярные знаки.

Петроглифы разновременные, но большая часть из них относится к эпохе бронзы. Рисунки, выполненные в сакском «зверином» стиле, размещены в основном отдельно от более древних петроглифов, но в некоторых случаях дополняют или даже перекрывают их. Средневековые наскальные изображения выбиты на окружающих ущелье сопках .

В целом, на сегодняшний день урочище Тамгалы является одним из наиболее древних и ярких памятников наскального искусства Семиречья и 2004 года является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Урочище Каракыр расположено в 7 км к северо-западу от главного ущелья Тамгалы на северном склоне гор Анрахай. Наскальные изображения рассредоточены здесь на нескольких сопках. Большая часть рисунков обнаружена на скальных грядах северной сопки урочища, они размещены в 2–3 яруса.

Среди сюжетов также встречаются антропоморфные изображения — солнцеголовые божества, фигуры лучников, всадников, солярные знаки. Здесь высечены быки, лошади, олени, архары, хищники, собаки, олени, козлы, верблюды. Больших многофигурных композиций нет. Преобладают сцены охоты, перегона скота, сюжеты со сценами терзания травоядных животных хищниками, сражения между лучниками, сцены жертвоприношения. Неоднократно встречаются фигуры мужчин с поднятыми руками.

Изображения разновременные. Основная часть рисунков по стилю и сюжетам сопоставима с петроглифами эпохи бронзы главного ущелья Тамгалы. Изображения животных в верхней части сопок в большинстве выполнены в скифо-сибирском «зверином» стиле.

Урочище Ой-Джайляу расположено в Курдайском районе Джамбулской области, в горах Киндыктас, в 40 км к западу от станции Отрар. Оно представляет собой горное плато, ограниченное невысокими сопками, расположенное на высоте 1200 метров над уровнем моря. Плато пересечено глубокими логами – древними руслами рек, стекавшими на равнину с юго-запада на северо-восток. Урочище тянется на 6–7 км с востока на запад и 4–5 км с юга на север.

Выбитые изображения верблюдов, урочище Каракыр

Скалы с петроглифами находятся в северо-западной части урочища, на левом берегу небольшой речки. Петроглифы выбиты на крупных скальных блоках, составляющих несколько ярусов. Всего насчитывается около 100 рисунков, которые представляют разные эпохи — от бронзового века до древнетюркского времени.

Петроглифы эпохи бронзы расположены в западной части скальных выходов. Они наиболее многочисленны, около 50 изображений. В верхней части скалы обнаружены два всадника с чеканами в руках, противостоящих друг другу. Рядом были выбиты фигуры быков и верблюдов. Внизу под скалой на упавшем скальном блоке обнаружены крупные изображения быка и козла, над которыми показаны двое мужчин в позе адорации, большинство животных нанесены на скалы в тамгалинской традиции.

На плитах с восточной экспозицией этой же скалы есть изображение оленя с мордой, похожей на птичий клюв. Он показан в характерной позе на прямых ногах с вытянутой мордой. У оленя выделен характерный подлопаточный горбик, глаз изображен в виде двух концентрических кругов, вписанных друг в друга. Сакским временем датируются фигуры двух хищников из семейства кошачьих и очкообразного знака, расположенных на гребне скалистой сопки.

В 50–70 м восточнее петроглифов эпохи бронзы размещена очень яркая композиция тюркского времени. Здесь изображены два всадника в остроконечных башлыках, на лошадях с султанами и подшейными кистями. Всадники держат в руках пики со знаменами, имеющими по две косицы. В верхней части сцены находится человек, держащий в поводу коня. Внизу изображен лучник, стреляющий в оленя с подогнутыми ногами.

Копии петроглифов урочища Ой-Джайляу

Ущелье Унгурли расположено у подножия Чуилийских гор в Курдайском районе Джамбулской области. Скопление петроглифов находится в 30 км к юго-востоку от станции Чу. Горы в этом месте плавно понижаются на северо-запад и переходят в равнину, изрезанную руслами речек и ручьев. Одно из таких древних русел и образовало ущелье Унгурли.

Петроглифы выбиты на отвесных скальных блоках по обеим сторонам одноименной речки. Они встречаются на протяжении 4–5 км, общее количество — 100. На вертикальных плитах, расположенных в несколько ярусов, мелкоточечной выбивкой нанесены фигуры диких быков, кабанов, лошадей, козлов и архаров. Изображения крупные 30–40 см. Встречаются сцены охоты и жертвоприношений, а также композиции из животных и людей.

Большая часть петроглифов по аналогиям с тамгалинскими датируются эпохой бронзы, хотя встречаются отдельные изображения животных в «зверином» стиле.

Урочище Чокпар расположено в 1,5 км к югу от станции Алайгыр Курдайского района Джамбулской области в широкой долине у северного склона гор Киндыктас. Оно представляет собой узкий каньон с одноименной речкой. Скалы с петроглифами обнаружены в 3 км к западу от входа в урочище со стороны долины Сартай. Наскальные изображения выбиты на небольших скальных блоках по обеим берегам речки. Большая их часть сосредоточена на левом южном берегу в небольшом отщелке. Рисунков около 50. Центральное место в святилище занимают изображения быка, выполненное в характерной тамгалинской традиции, и архара в «зверином» стиле. Эти изображения более крупные по сравнению с другими рисунками. Обнаружены сцены охоты лучников и гона скота. Рядом выбиты верблюды, олени, быки, козлы, собаки и хищники.

Кроме вышеописанных святилищ с петроглифами найдены небольшие скопления наскальных изображений в горах Хантау, в урочищах Аккайнар и Шошкабас, в районе Курдайского перевала. Большинство из них организовано по тому же принципу — среди всех рисунков выделяются одно-два крупных изображений животных, а остальные представлены сценами охоты и фигурами животных.

Большая часть петроглифов на территории Северо-Восточного Семиречья была обнаружена в Джунгарском Алатау и его отрогах. Хребет Джунгарский Алатау представляет собой мощный высокогорный массив с многочисленными отрогами, вытянутыми в направлении с запада на восток. Своеобразие петроглифов этого региона заключается в том, что и после эпохи бронзы наскальное искусство продолжало развиваться и дало яркие образцы сакского и древнетюркского искусства.
Своеобразие джунгарских петроглифов, значительно отличающихся от рисунков западной части Семиречья, касается как набора сюжетов и целых композиций, так и стилистических признаков и технических приемов нанесения изображений на скалы. Обилие кочевнических гравировок убеждает в том, что регион был освоен на рубеже II–I тысячелетий до н. э. и продолжал активно осваиваться в последующие эпохи.

Самым крупным памятником первобытного искусства Джунгарии являются петроглифы в горах Ешкиольмес. Хребет Ешкиольмес является западным отрогом Джунгарского Алатау. Он вытянут в широтном направлении на расстояние около 30 км, и находится на территории Талдыкорганского района Алматинской области, в 30 км к югу от города Талдыкорган. Склоны хребта с северной стороны плавно понижаются к широкой равнине, с южной стороны круто обрываются к одной из многоводных рек Семиречья — Коксу. Здесь река Коксу вырывается из узкой теснины и широко разливается, образуя рукава и притоки. Высота хребта над уровнем моря 1300 метров.

На небольшой террасе между хребтом Ешкиольмес и правым берегом реки Коксу сохранилось большое количество археологических памятников от эпохи бронзы до средневековья, что говорит о том, что местность была заселена еще с глубокой древности. Над террасой расположены сопки с петроглифами. Петроглифы сосредоточены в 6 ущельях и на сопках между ними. Основная часть их находится в 6.5 км вверх по течению реки от плотины напротив Таланты.

Запряженной лошадьми колесницы, горы Ешкиольмес

Среди изображений встречаются фигуры людей, животных и знаков. Большую часть рисунков составляют животные: верблюды, лошади, козлы, олени, кабаны, быки, собаки и хищники. Ни в одном святилище Семиречья не встречается такого большого количества колесниц, запряженных в основном лошадьми, как здесь. Выявлены многочисленные сцены, среди которых особо выделяется сюжет нападения трех лучников на «великана». Распространены сцены единоборства, охоты и жертвоприношения Интересны и своеобразны для наскального искусства Семиречья изображения солнцеголовых божеств на колесницах и в сценах охоты.

Самые древние рисунки святилища относятся к эпохе бронзы и сакскому времени. Встречается большое количество подновлений и даже исправлений, судя по цвету патины, произведенных в древнетюркское время. В святилище также преобладает многофигурные и разновременные композиции.

Среди петроглифов сакского и древнетюркского времени доминируют кочевнические сюжеты. К ним относятся сцены терзания хищниками травоядных животных, гона скота, поединков воинов из-за скота и бытовые сюжеты.

Многие рисунки не просто увидеть, так как они размещены в труднодоступных и неожиданных местах. Следует отметить своеобразие приемов нанесения рисунков на скалы и несомненную художественную выразительность искусства местных древних художников. Особым изяществом отличаются миниатюрные изображения, не превышающие порой даже 1–2 сантиметров. В Ешкиольмеских петроглифах наиболее ярко выражены традиции наскального искусства всего Джунгарского региона Семиречья.

Ущелье Теректы находится в западной оконечности хребта Джунгарского Алатау. Петроглифы расположены на правом северо-западном склоне ущелья в верхней его части, на кочевой тропе, идущей из долины реки Коксу в район джайляу.
Большую часть изображений представляют изображения животных: козлов, быков, лошадей, архаров, птиц, оленей, собак и хищников. Среди сюжетов преобладают сцены охоты, единоборства воинов, гона скота, боя из-за скота. Обнаружено несколько изображений колесниц, причем, одно из них не имеет аналогий: на плите высечено преследование одной колесницы другой. Большая часть сюжетов относится к эпохе бронзы.

Горы Шолак являются юго-западным отрогом Джунгарского Алатау. К югу от них протекает река Или, на которой во второй половине ХХ века было устроено Капчагайское водохранилище. Наскальные изображения гор Шолак не представляют собой единого крупного скопления петроглифов. Они рассредоточены по нескольким ущельям, в основном, на южных склонах гор. Наиболее интересные скопления наскальных изображений обнаружены в ущельях Караиспе, Аир-Кезень, Тайгак, Теректы, Кызыл-Ауыз и некоторых других. Большую часть рисунков высекали со времен древних саков и до позднего средневековья.

Нападение лучников на «великанов», горы Ешкиольмес

Характеризуя в целом памятники наскального искусства на территории Семиречья следует прежде всего отметить, что в каждом регионе есть своеобразные центры наскального искусства — наиболее крупные памятники как по количеству петроглифов и богатству сюжетов, так и по совершенству стиля и технике нанесения рисунков на скалы. Для Западного Семиречья — это святилище Тамгалы, для Северо-Восточного — Ешкиольмес. Вокруг таких святилищ расположены более мелкие скопления наскальных изображений, в которых встречаются наиболее характерные сюжеты.

В Казахстане изучать памятники наскального искусства ученые начали сравнительно недавно. Долгие годы к этому виду памятников специалисты относились скептически, так как не существовало методов датирования петроглифов. Одни и те же сюжеты разные ученые относили то к каменному веку, то к сакскому времени, то к эпохе бронзы. Такие различные оценки возраста петроглифов связаны были и с объективными трудностями: например, для датировки погребения можно привлечь набор погребального инвентаря. Судить о времени погребения можно по оружию, по сосудам, помещенным в изголовье, наконец, можно привлечь современные методы исследования и получить радиоуглеродную дату.

С петроглифами все было иначе. Сотни и тысячи изображений, казалось, были созданы в одну эпоху, так как они были похожи. Но со временем археологи выделили сюжеты, которые не могли появиться в одну эпоху. Известно, что боевые колесницы появились не ранее XVII вв. до новой эры, а уже во время походов Александра Македонского считались устаревшим средством нападения. На скалах в Тамгалы есть несколько двухколесных повозок с дышлами, один раз в упряжи показаны быки, по этим сюжетам трудно судить, боевые, охотничьи или грузовые повозки выбиты на скалах. Среди петроглифов Ешкиольмеса есть около сотни сюжетов с колесницами, неоднократно в упряжи показаны лошади, а на грузовых площадках возницы. Известно, что в грузовую повозку сначала запрягали быков и онагров; боевая колесница появилась после того, как была приручена лошадь и ею научились управлять.

В горах Джунгарии и в хребте Каратау найдены сцены с лучниками, стреляющими стоя на колесницах. Имеются и сюжеты с преследованием одною колесницей другой. Судя по этим сюжетам можно прийти к заключению, что сцены и отдельные изображения колесниц высекали обитатели, жившие на территории Казахстана не ранее начала II тыс. до н. э. и не позже конца I тыс. до н. э., то есть эти изображения связаны с эпохой развитой и поздней бронзы, вплоть до эпохи ранних кочевников.

Многие фигуры людей и животных, которые являлись частью композиций с колесницами, тоже можно отнести к этой эпохе. Однако, даже установив время появления названных сюжетов в пределах более чем тысячи лет, исследователи получат дату в очень широких пределах. Сузить хронологические рамки большой группы петроглифов эпохи бронзы позволяют детали вооружения. На скалах Тамгалы, Ешкиольмес, Каратау есть немало сюжетов с изображением людей с топорами, чеканами и клевцами. Известно, что чеканы использовались в бою уже в эпоху поздней бронзы и вышли из употребления в последней трети I тысячелетия до н. э., то есть исчезли с широким использованием. в бою конницы. Иногда в петроглифах можно проследить тип наконечников стрел и по ним датировать петроглифы.

Есть и другие приемы датировки. В Тамгалы на плитах погребения найдены незаконченные фигуры людей. Плиты еще в древности использовали как строительный материал при сооружении погребальной камеры.

В результате того, что каменный ящик-циста находилась несколько тысячелетий под землей, можно считать, что и сами изображения нанесены не позднее эпохи бронзы.

Копия изображения солнцеголового божества в колеснице, горы Ешкиольмес

Мы привели только несколько примеров, как можно определять дату петроглифов. К этому можно добавить, что время появления наскальных изображений можно определять и по стилю. Известно, что «звериный» стиль возник в среде кочевников и достиг расцвета уже примерно в VII–VI вв. до н. э. В горах Джунгарии обнаружены прекрасные образцы сакского искусства. Аналогии им можно подобрать в золотых и бронзовых украшениях из сакских и скифских курганов.
Некоторое время было принято считать, что петроглифы древнетюркского времени были крайне схематичны и безыскусны. Новые материалы не подтверждают этого предположения. В Чуилийских горах и Джунгарии обнаружены прекрасные образцы наскального искусства этой эпохи. Наиболее характерные сюжеты — это батальные сцены с участием конных войн, изображения знаменосцев и сцены охоты. По ряду деталей: трехзубчатая стрижка коней, формы знамен и бунчуков, детали одежды, тип колчанов для стрел и наконечники стрел ромбовидной формы, можно отнести такие сюжеты к древнетюркскому времени и датировать их в пределах VI–XI вв. н. э.

Не менее сложной проблемой является интерпретация сюжетов наскального искусства. Если присмотреться внимательней, то можно заметить, что в петроглифах саков нет сюжетов выпаса скота, изображений овец, а в петроглифах эпохи бронзы нет сцен, отображающих труд земледельцев, за исключением 1–2 спорных сюжетов из Саймалы-Таш, где, по мнению некоторых специалистов, показана пахота. Искусство никогда не отображало прямолинейно все направления и все стороны человеческой деятельности.

В первобытном сознании искусство было тесно связано с религиозными представлениями. На скалах крупного святилища Тамгалы высечены фигуры мужчин с хвостами. Это ряженые в шкуры животных жрецы или посредники между людьми и духами, людьми и богами.

В этом же святилище изображены солнцеголовые антропоморфные существа — это, вероятнее всего, божества высшего порядка.

Анализируя многие сюжеты, нельзя забывать, что в таком святилище, каким было в древности Тамгалы, сами петроглифы являлись своеобразной знаковой системой для передачи информации. Для того чтобы сообщить, что представленный персонаж является мужчиной, художник обозначал половой признак. Если в каких-либо обрядах принимали участие только мужчины, то изображавшему священнодействие было важно подчеркнуть это обстоятельство. Функции женщины были ограничены, поэтому мы и видим на скалах изображения рожениц. Таким образом, древним людям, которые посещали святилища с петроглифами, было понятно, что изображено и о чем идет речь.

Выявить суть и прояснить смысл некоторых обрядов помогают этнографические исследования, описания праздников, сохранившиеся в древних текстах и в фольклоре. Однако таким способом далеко не все сюжеты культового характера можно расшифровать. На материалах петроглифов гораздо достоверней можно объяснить не какую-либо отдельную сцену, а выявить определенные закономерности, определить круг идей и представлений древнего населения.

В петроглифах эпохи бронзы Семиречья наиболее распространенным был культ плодородия. Он выражался в изображениях брачных пар, в сюжетах с роженицами и изображениях стельной коровы, быков, козлов, архаров и т. д. С культом плодородия был тесно связан и культ солнца. Об этом свидетельствуют изображения антропоморфных персонажей с дисками вместо голов, от которых отходят лучи, «пятна» и нимбы. В сценах обоих культов достаточно явно прослеживается идея жертвоприношения, которая выражается в сюжетах с убийством быка или охоты на различных животных.

К культовым сюжетам можно отнести изображения ряженых и «великанов», которые связаны с противопоставлением сил добра и зла, колесниц и священных животных. Всем этим сюжетам можно найти параллели в древних мифологических текстах народов Евразии.

В последующую сакскую эпоху искусство кочевников выработало свой особый зооморфный код для маркировки основных зон мироздания. В искусстве саков и скифов птицы, связаны с верхним миром, травоядные животные — с земным, змеи — с миром мертвых.

Наиболее ярким сюжетом наскального искусства этого времени являются сцены терзания травоядных животных хищниками. Очень выразительно смотрятся на скалах крупные фигуры различных животных — оленей, кабанов, верблюдов, архаров, вероятно, тотемных предков. Но зооморфное по форме искусство сакских кочевников отражало те же представления и идеи, что и в предшествующую эпоху.

Петроглифы тюркского времени менее условны, среди них мало сюжетных комбинаций. Искусство тюркских народов больше связано с эпической традицией, известной нам по письменным памятникам и эпитафиям. Оно доносит до наших дней героизированный образ воина-предка и те реалии, которые окружали его жизнь. К числу культовых сюжетов относятся изображения конных воинов-знаменосцев, поединки всадников, сцены охоты и изображения коня и волка. Эти образы занимают в идеологии древних тюрок видное место и связаны, прежде всего, с воинским культом.

Мы привели только несколько сюжетов, по которым можно судить о смысле и назначении некоторых петроглифов. Многие сюжеты остаются нерасшифрованными и непонятными для современного человека.

У исследователей петроглифов сложилось представление о крупных скоплениях древних наскальных изображений как о святилищах.

Известно, что до строительства святилищ первобытные люди использовали под храмы скалы, рощи, горы. Поэтому и петроглифы можно рассматривать как составную часть древнего святилища. Возможно, они играли роль алтаря, поясняли и напоминали присутствующим известные мифологические сюжеты. Однако проследить связь петроглифов с сакральной зоной в наше время можно только предположительно. А.И. Мартынов выделил священные камни, отдельные рисунки, смысловые повествовательные сцены и крупные святилища.

На наш взгляд, выделить типы святилищ возможно только исходя из их функций. На назначение святилищ часто указывают его размеры и местоположение. В предгорной и степной полосе имеется много петроглифов в ущельях, среди которых можно выделить крупные и небольшие скопления наскальных изображений.

Большие группы петроглифов принято считать межплеменными святилищами. К подобному типу святилищ в Семиречье следует причислить прежде всего Тамгалы и Ешкиольмес. Здесь расположено по несколько тысяч рисунков. Наличие больших многофигурных композиций и разнообразие культовых сюжетов выделяет эти святилища из всех остальных.

Неподалеку от скал с петроглифами обнаруживаются многочисленные жертвенники и могильники, различные как по конструкциям, так и по системе погребального обряда и набору вещей. Это дает основание считать, что святилище принадлежало не одному роду или племени. В малых святилищах, разбросанных вокруг, содержится небольшое количество петроглифов, более однообразных по сюжетам. Вероятно, они служили для отправления повседневных культов и почитания покровителя рода.

Семиреченский краевед В.В. Сараев обнаружил ровные площадки со следами жилья на выходе из ущелий на равнину. Как правило, в районе жилищ находились скалы с несколькими петроглифами. Такие мелкие святилища являлись, видимо, семейными. Кроме крупных и мелких святилищ существовали и такие, которые занимали среднее промежуточное положение. Трудно сказать, какое количество населения обслуживали те или иные из них. Подобные «храмы под открытым небом» расположены обычно в районе горных караванных дорог, как Саймалы-Таш, или высокогорных джайляу, как Джунгарский Теректы, Малый Койтас.

Высеченная сцена преследования одной колесницы другой, ущелье Теректы

Петроглифы на скалах, несущие повествовательные функции и закрепляющие знания о мироустройстве, возможно, служили фоном, на котором совершались различные обряды. Установлено, что служители культа, приспособившие скалы под храм, учитывали особенности восприятия людей, находящихся у их подножия. Темные скалы и светлые рисунки на фоне неба создавали у зрителей ощущение перспективы и величественности происходящего. В тех случаях, когда не было скал, алтарем служил крупный валун с площадкой перед ним, резко выделяющийся по цвету на фоне гор. Здесь мы подходим к культу гармонии и мирового порядка, который представлен не только петроглифами и отдельными сюжетами, но и самой планировкой святилищ, которые были приспособлены под храмы в соответствии с представлениями древнего человека о мироустройстве. Каждое из святилищ представляло собой модель мира или часть этой модели.

Рассматривая вопросы эволюции, можно отметить наличие уже сложившегося наскального искусства в Саймалы-Таше и на аналогичных святилищах III– нач. II тыс. до н. э. Оно было связано с развитой антропоморфной мифологией. Набор метафорических образов и символов в сочетании с отдельными изображениями людей или животных представлял собой знаковую систему, которая была понятной человеку той эпохи. Условный символ не подлежал изменениям и существовал очень долго. Но уже в петроглифах степной полосы многие знаки и символы исчезают, сюжеты становятся однообразнее саймалыташских. Однако основные каноны антропоморфной мифологии сохраняются в наиболее раннем святилище Семиречья — Тамгалы.

Начиная со второй половины II тысячелетия до нашей эры в петроглифах Казахстана и Семиречья, в частности, появляются новые сюжеты, связанные с племенами скотоводов. В горах Каратау это сцены с одомашненными верблюдами, в Джунгарии преобладают изображения прирученных лошадей. Повсеместно распространяются гравировки с боевыми колесницами. С конца II тыс. до н. э. они превращаются в схематизированные изображения, иногда в эмблему колесницы.

Среди петроглифов эпохи поздней бронзы еще изредка встречаются отдельные изображения солнцеголовых божеств, но они уже не занимают центрального места в святилище. Исчезают сюжеты, связанные с культом быка, ряжеными, а также солярные и очкообразные знаки. К этому времени заметно увеличивается количество батальных сцен и сюжетов, связанных с воинским культом. В это время кроме «тамгалинского» стиля появляются своеобразные джунгарские гравировки, которые позволяют более точно отобразить мелкие детали отдельных изображений.

На большой территории сравнительно быстро к VII в. до н. э. оформляется искусство «звериного» стиля саков-кочевников. Каким бы ярким и многообразным ни было это искусство, надо отметить, что святилища сакской эпохи меньше по размерам, чем они были в эпоху бронзы.

На рубеже I тыс. до н. э. и н. э. искусство «звериного» стиля постепенно угасает. Причину такого угасания можно видеть в дальнейшем развитии различных видов прикладного искусства, в использовании других материалов и в переориентации на иного потребителя. Сохраняя общие признаки канона, фигуры животных выглядят грубо, исчезает тщательная проработка деталей, характерная для более ранних этапов этого стиля. Среди семиреченских материалов этот период наскального искусства представлен в святилищах Шолактау. В последующее древнетюркское время петроглифы размещались, как правило, на уже освоенном пространстве, продолжая на некотором расстоянии древние галереи и не нарушая их или рисунки выбивались рядом, продолжая некоторые сюжеты, или подновляя их. Наряду с некоторым однообразием сюжетов в этот период в наскальном искусстве отчетливо проступает эпико-героическое начало. К нему относятся многочисленные сцены единоборства конных воинов, батальные композиции и фигуры знаменосцев. Не исключено, что некоторые петроглифы могли играть роль эпитафий.

С проникновением на территорию Казахстана ислама и других религий в средневековый период наскальное искусство окончательно вырождается. Однако в регионах, заселенных кочевниками, ведущими традиционное хозяйство, еще долгое время, вплоть до XIX века сохраняются некоторые элементы этого вида искусства. Чаще всего гравировки наносились на надмогильные плиты мавзолеев или саганатамов, реже — на скалах. Изображения людей представлены схематичными фигурами, однако изображения животных и оружия выполнены достаточно искусно, в лучших традициях искусства кочевников.

Подводя итог, следует отметить, что наскальное искусство Казахстана переживало периоды расцвета и угасания. Наиболее ярким и выразительным оно предстает в эпоху становления производящего хозяйства и, постепенно угасая, сохраняется в регионах с традиционным хозяйством, где были наиболее сильны родовые отношения и патриархальный уклад жизни.

Петроглифы урочища Арпа-Узень. Впервые петроглифы в этом районе были обнаружены в 1972 году Миром Касымовичем Кадырбаевым и Алексеем Николаевичем Марьяшевым и обследованы Каратауским отрядом Южно-Казахстанской Археологической Экспедиции в 1974–1975 годах. Археологами было выявлено более 3000 изображений. Наскальные рисунки сгруппированы по склонам гор, у подножья хребта Каратау, на высоте около 900 метров над уровнем моря. Изображения были высечены на больших скальных блоках и плитах, сложенных из песчаниковых сланцев.

Основная часть петроглифов представлена древними изображениями. Очень интересна сцена с участием верблюдов и людей. В центре высечена большая фигура верблюда, достигающая в длину 1.85 метра. Ноги животного спутаны, рядом размещены другие фигуры этих же животных и люди с поднятыми вверх руками. Возможно, это сцена, связанная с поклонением верблюду. Распространенным сюжетом во время создания ранних петроглифов является преследования козлов собаками. Эти петроглифы отличаются удивительной экспрессией. Изображения лишены условности и декоративности, однако черты «звериного стиля» уже угадываются в гравировках.

К числу уникальных можно отнести сцены охоты на птиц. На одной большой плите изображены 4 пеших лучника, стреляющих в птиц. Полет стрелы дан в виде сплошных прямых линий, тянущихся к фигурам птиц.

В петроглифах Арпа-Узеня повторяются картины сражений, чаще всего это сцены боя пеших лучников. В некоторых случаях в руках у воинов различаются палицы, топоры или чеканы. К числу редких сюжетов в наскальном искусстве относятся изображения дерева и человека под ним.

Петроглифы раннего железа в количественном отношении уступают изображениям поздней бронзы. Они размещены в нижней части основного ущелья. По-видимому, они были выбиты позднее, когда удобные для изображений плиты в центральной части ущелья были уже заняты более древними петроглифами.

Здесь же расположены более поздние изображения лучников на конях, одногорбых верблюдов, всадников с ружьями и охотников, стреляющих лежа из ружей в козлов.

В целом в Арпа-Узене можно выделить три основные группы петроглифов: наиболее древние — эпохи поздней бронзы, сакские и поздние гравюры XVIII–XIX вв. В урочище находилось одно из самых долговременных святилищ, функционировавших на протяжении многих веков.

Урочище Тамгалы-Тас. Расположено в 120 километрах к северу от Алматы. Здесь были найдены уникальные наскальные рисунки, которые можно без преувеличения сделать настоящим достоянием художественной галереи древности. Они являются воплощением нескольких периодов истории и содержат массу полезных для археологов материалов. Здесь было найдено более 4 000 рисунков, которые относятся еще к эпохе бронзы.

Исследования скал в Тамгалы-Тас начались в конце XIX века. В 1875 году Чокан Валиханов сделал зарисовки местности, в 1897–1898 годах монголовед Алексей Позднеев в «Известиях» Русского географического общества дал подробное описание надписей и рисунков.

Буддистские изображения в Тамгалы-Тас

Николай Пантусов, в 1897 году исследовавший местность, писал: «Киргизы, кочующие в этой местности, говорят только, что они из рассказов своих предков знают, что начерченные изображения и надписи на камнях были сделаны калмыками ещё до прихода на эти места киргизов. Кочующие здесь киргизы прибыли сюда лет двадцать тому назад с рек Каратал и Коксу; раньше их здесь жили дулаты, которые ушли в Верненский уезд. О Тамгалы-Тас киргизы эти имеют весьма недостаточные сведения. Местность Тамгалы-Тас получила своё название уже от киргизов и означает «камень со знаками». На обеих вертикальных плоскостях ущелья и сланцевых выходах можете разглядеть выбитые изображения различных фигур. Это домашние животные, верблюды, быки, олени, архары и др. Здесь также можно расшифровать сцены различных обрядов, охоты, фигуры мужчин и женщин и многое другое, что представляет собой ценную информацию о жизни, верованиях и занятиях людей далеких эпох. К более поздним относятся более 1000 сцен и надписей, связанных с буддизмом. Наиболее известными являются изображения Будды Шакьямуни, Будды Безграничного Света Амитабха и бодхисаттвы Бесконечного Сочувствия Авалокитешвара. Существует легенда, что в X веке, когда одна из буддистских миссий остановилась на берегу реки Или во время похода в Семиречье, произошло землетрясение и большой кусок скалы упал на землю, что было расценено как знак необходимости возвращения в Индию. На отколовшемся куске скалы ими было высечено три изображения Будды. На прилегающих скалах можно найти другие его изображения. Помимо буддистских рисунков и надписей имеется камень с древнетюркскими руническими письменами VIII–IX веков, предположительно оставленные кипчаками.

Петроглифы Тамгалы-Тас являются ценным историческим сокровищем и находятся под защитой ЮНЕСКО.


© 2011 «Грачёв и партнеры»
К СЛЕДУЮЩЕЙ ГЛАВЕ