К ПРЕДЫДУЩЕЙ ГЛАВЕ

Шульган-Таш, находится на Южном Урале в Башкирии на правом берегу реки Белая. Это четырехэтажная пещера представляет собой тоннель протяженностью около 3 километров, здесь расположены просторные, высокие залы, галереи, подземные водоемы. Пещера образована в скальном массиве высотой около 150 метров.

До недавнего времени в научной литературе этот памятник природы больше был известен под названием «Капова пещера». Лишь в последние десятилетия за ним закрепилось местное древнее название — «Шульган-Таш». Первая часть названия в переводе с башкирского означает «исчезла», а вторая — «камень», «гора». В 2.5 километрах севернее от входа в пещеру в карстовой воронке исчезает речка Шульган. Протекая дальше под землей и растворяя древнейшие известняки, она образовала огромные коридоры и залы пещеры, а затем Шульган появляется из глубокого озера рядом с входом в пещеру — огромной аркой около 20 метров в высоту и 40 в ширину. Происхождение названия «Капова» точно не известно. Так пещера могла быть названа потому, что раньше местные жители считали ее искусственной, выкопанной доисторическим человеком. Первый исследователь пещеры Петр Иванович Рычков считал ее произведением природы, но затем расширенной и приспособленной для жилья древними людьми.

Долина реки Белая, Башкирия

Вход в Капову пещеру

С пещерой Шульган Таш связано множество преданий и легенд, в свое время это был настоящий мифологический центр: считалось, что здесь обитает дух Урал-Батыра в облике огромного всадника на крылатом коне Акбузате. Тому, кто его увидит — будет сопутствовать удача.

Существует поверье, что здесь обитал подземный народ во главе с Хозяином пещеры — Дивом. У подземного народа хранилось много золота, их мельницы приводились в действие подземными реками, а еще они делали отличное оружие. Согласно преданию, если окажешь какую-либо услугу Хозяину пещеры, то в благодарность получишь от него везение в жизни.

По возрасту Шульган-Таш является древней пещерой, геологи считают, что ее формирование началось не менее 3 000 000–5 000 000 лет назад. Сегодня Капова пещера входит в состав Государственного природного заповедника «Шульган-Таш» и является его главной достопримечательностью.

Первый этаж тянется на триста метров в длину, путешествовать по подземным залам и переходам нужно весьма осторожно, здесь человека поджидают скользкие камни и глубокие расщелины. 14 августа 1964 годов в пещере погиб один участников академической экспедиции — уфимский спелеолог Валерий Насонов. Чтобы подняться на второй уровень, надо преодолеть высокий вертикальный колодец, сегодня здесь сооружены металлические лестницы. Как это проделывал древний человек, ученым до сих пор неясно, возможно он использовал веревки, суковатые стволы деревьев или в то время у пещеры был еще один вход. На нижнем ярусе пещеры протекает речка Шульган. Здесь обнаружен самый большой в Европе «сифон» — полость, полностью заполненная водой, которая имеет в диаметре около 400 метров.

В Каповой пещере много широких коридоров и залов: Зал Хаоса, Зал Рисунков, Зал Знаков, Бриллиантовый и Купольный залы. В Зале Знаков найдено место постоянного пребывания человека: обнаружены каменные орудия труда и быта, охра, древесные угли и зола 15–17-тысячелетней давности.

Пещера Шульган-Таш известна местному населению с незапамятных времен. Уже в XVIII веке она неоднократно исследовалась академическими экспедициями. Первым российским исследователем Каповой пещеры можно считать статского советника Петра Ивановича Рычкова. Он посетил ее зимой 1760 года и вскоре написал статью «Описание пещеры, находящейся в Оренбургской губернии при реке Белой, которая из всех пещер, в Башкирии находящихся, за славную и наибольшую почитается», которую включил в ежемесячном журнале «Сочинения и переводы к пользе и увеселению служащия».

Это была первая российская публикация о пещерах. Помимо яркого описания и эмоциональных характеристик, Рычков в своей статье упомянул, что в одном из ходов пещеры нашел «сухую человеческую голову».

РЫЧКОВ ПЕТР ИВАНОВИЧ (1712 – 1777)

Русский ученый географ, историк, экономист, естествоиспытатель, первый член-корреспондент Петербургской Академии Наук. Родился в Вологде в семье купца 2-й гильдии. После переезда в Москву работал на полотняной фабрике знаменитого мануфакториста Ивана Тамеса, где одновременно обучился иностранным языкам, бухгалтерии и торговому делу. В дальнейшем работал в дирекции стекольных заводов, служил в Санкт-Петербурге в портовой таможне переводчиком и помощником бухгалтера.

В 1734 году Рычков — участник Оренбургской экспедиции, работает под руководством И. К. Кириллова, В.Н. Татищева и И.И. Неплюева. Кроме исполнения непосредственных обязанностей он собирал разнообразные сведения об Оренбургском крае. С 1755 года публиковал научные труды в «Ежемесячных сочинениях» Академии Наук.

В августе 1759 года специально для Рычкова Академия Наук ввела звание член-корреспондента. В 1760-70 годы он находился в отставке, опубликовал многочисленные труды по экономике, географии и истории. В 1760 году исследователь посетил Капову пещеру и первым составил план и описание ее первого этажа. В 1770 году вернулся на службу и возглавил правление Оренбургских соляных дел. В 1772 году написал «Введение к Астраханской топографии» и «Описание Илецкой соли». В 1773 году был избран членом исторического собрания Московского университета. Во время осады Оренбурга Пугачевым (1773-1774) вел «Летопись», которая была опубликована А.С. Пушкиным в качестве приложения к «Истории Пугачевского бунта».

Известные труды: «История Оренбургская», «Топография Оренбургской губернии».

В память об исследователе с 1989 года в Оренбурге проводятся Рычковские чтения.

Через 10 лет, в 1770 году пещеру посетил академик Иван Иванович Лепехин. Ему удалось подняться на второй этаж пещеры в сопровождении местных башкир. Описание второго этажа, составленное И.И. Лепехиным, не соответствует современному. Можно полагать, что Лепехин описал какие-то другие подземные ходы этого яруса, куда сегодня проникнуть невозможно. Главной же заслугой И.И. Лепехина является то, что он правильно связывал образование пещеры с деятельностью подземных вод.

ЛЕПЕХИН ИВАН ИВАНОВИЧ (1740-1802)

Известный русский натуралист, путешественник, этнограф, академик Петербургской Академии Наук.

В 1760-1762 годах учился в академической гимназии, затем изучал медицину в Страсбургском университете, где получил степень долктора медицины. Из Страсбурга вел переписку с М. В. Ломоносовым, который предназначал его к занятию кафедры.

Вернувшись в Петербург, был определён адъюнктом, а с 1771 академиком по естественным наукам.

Участвовал во многих научных экспедициях. В 1768—1772 путешествовал по Уралу, Поволжью, Западной Сибири, русскому Северу и западным российским губерния. В ходе поездок составил замечательные для своего времени ботанические коллекции. В 1773 совершил поездку по Прибалтике и Белоруссии.

С 1783 И.И. Лепехин занял должность секретаря Российской Академии Наук. Ему принадлежат работы по географии, ботанике, зоологии и русской словесности. Лепехин — автор прогрессивных идей о постоянных изменениях земной поверхности, о причинах образования пещер, об изменении свойств растений и животных под воздействием внешней среды и др.

Основные труды: «Дневные записки путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепёхина по разным провинциям Российского государства» в четырех частях; «Размышления о нужде испытывать лекарственную силу собственных произрастений»; «Краткое руководство к разведению шелков в России»; «Способы отвращения в рогатом скоте падежа».

В 1770 году посетил пещеру Шульган-Таш и составил подробное, красочное описание первого этажа, а так же, неизвестного до сих пор района, получившего название «Лепехинский ход».

В 1858 году Капову пещеру посетили известные исследователи Южного Урала горные инженеры Алексей Иванович Антипов и Николай Гаврилович Меглицкий. Они высказали другое мнение о происхождении пещеры: «Пещера обязана своим образованием исключительно частному случаю волнистого положения пластов, из которых верхние, при действии бокового давления, были выгнуты кверху, тогда как нижние образовали вогнутую впадину». В настоящее время доказано, что такая точка зрения на происхождение пещеры является ошибочной.

В 1896 году пещера исследовалась членами Оренбургского отделения географического общества — Д. Соколовым, И. Заневским и Ф. Симоном. Ими была произведена съемка плана входной части нижнего этажа, составлен протокол ее осмотра и сделан ряд измерений. Исследователями отмечено, что описание П. И. Рычкова вполне согласуется «с действительным состояние пещеры: на всех указанных местах найдено все то, что он отмечал». Интересно отметить, что Ф. Симон сделал попытку подняться на второй этаж через ход, по которому в 1770 году поднимался И. И. Лепехин, однако этот ход непроходимым.

В конце августа 1923 года Капова пещера была исследована известным геологом профессором Георгием Васильевичем Вахрушевым. Он дал полное описание всей пещеры, выделив четыре этажа. Подробно описал внутреннее строение подземных ходов, разнообразных натечных форм. Им были выделены характерные участки и даны наименования наиболее примечательным залам и ходам. В 1935 году Г.В. Вахрушев вновь посещает Капову пещеру, уже с целью изучения ее геологического строения и гидрогеологических особенностей. Им доказана карстовая природа возникновения этой полости. Интересно, что в этот раз на втором этаже пещеры он нашел доски с вырезанными на них знаками и геометрическими фигурами.

К двухсотлетию со времени первого исследования Каповой пещеры П.И. Рычковым кафедра физической географии Башкирского Государственного Университета организовала комплексную карстово-спелеологическую экспедицию по изучению пещеры под руководством И.К. Кудряшова. В период двух летних и одной зимней экспедиций в 1960–1961 годах были проведены исследования климатических, геологических и гидрогеологических особенностей пещеры.

План Каповой пещеры, опубликованный Рюминым А.В. в журнале «Вокруг света», № 4, 1960 г.

Однако, не смотря на почти двухсотлетнюю историю исследований, всемирную известность Капова пещера получила в 1959 году. Сотрудник Башкирского заповедника зоолог Александр Владимирович Рюмин нашел здесь древние рисунки. Александр Владимирович давно интересовался древнейшей историей и пришел к выводу, что культура первобытности развивалась не только в районе Пиренеев, но и на других территориях. Южный Урал, по его мнению, как нельзя лучше подходил для поисков.

В своей рукописи он вспоминал: «Я уезжал на Южный Урал и обдумывал работу. Воспоминания и воображение создали опытное поле и перенесли меня в эту горную страну. Передо мной вставали хребты и девственные уральские леса. Шумели речки. Целыми группами ходили лоси и то здесь то там встречались медведи… Но вот предстали пещеры. В их неизведанную тьму не проникало мое воображение — я еще никогда не был в настоящих пещерах… Южный Урал был теплым заповедником, где мир жизни мог укрыться от наступающих холодов и пережить ледниковое время. Такими же, даже еще более теплыми, очагами переживания ледникового периода был на Западе Пиренейский полуостров и на Востоке — Дальне-Восточный край. Сюда отступал мир жизни под натиском надвигающегося ледника… Здесь надо искать и первобытного пещерного человека.

Я готовился. Еще раз все взвесил на весах научного анализа, навел справки в научной литературе и достоверность анализа вырисовывалась ясней, убежденность крепла. Наметил поиск первобытного пещерного человека и основываясь на своем на своем научном — верил в успех…

В январе 1959 года с группой товарищей из Башкирского заповедника мы посетили первую пещеру. Это была известная Капова пещера… Поиски быстро дали первые результаты. У входа нашли камушки, похожие на орудия первобытного человека. Вблизи собрали много костей, покрытых каменными наплывами… Мы ринулись в пещеру искать рисунки и скульптуру первобытного человека. Может там встретятся и его скелеты!

После долгих поисков, устав и отчаявшись найти рисунки, решено было возвращаться… У меня остались надежда и последние полчаса поиска. Я снова подумал где лучше искать рисунки и скульптуру… Искал только по лучшим местам. Ура! Со стены смотрят звери, нарисованные первобытным человеком. Рисунки найдены — замечательные рисунки позднего периода древне-каменного века, рисовавших в пещерах…»

РЮМИН АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ (1914 - 2006)

Александр Владимирович Рюмин в 1930-х годах окончил Московский Университет по кафедре зоологии позвоночных, много работал в научных экспедициях, был учеником и последователем известного советского ученого-охотоведа Петра Александровича Мантейфеля, под руководством которого защитил кандидатскую диссертацию. В 1958 году он прибыл в Башкирский Государственный заповедник и приступил к работе в должности старшего научного сотрудника. Коллеги отмечали его как разностороннего, широкоэрудировано специалиста, неутомимого экспериментатора и постоянного искателя в науке.

Известный спелеолог Ю.С. Ляхницкий так писал о первооткрывателе рисунков Шульган-Таш: «Александр Владимирович Рюмин был человеком незаурядным. Потомок дворянского рода Рюминых-Марлинских, ставший биологом, в сталинские годы он пытался бороться за правоту генетики. Прошел всю войну, начав с рядового и окончив подполковником, был представлен к званию Героя Советского Союза, но не получил его. В самом конце войны под Кёнигсбергом был тяжело ранен и врачи приговорили его к инвалидности. Тем не менее, он сумел восстановиться и продолжил экспедиционную работу. Анализируя древнейшую историю человечества, Рюмин пришел к выводу, что палеолитическая культура должна была развиваться в нескольких регионах, а не только в Западной Европе. Одним из таких регионов он считал Южный Урал. Поступив на работу в Башкирский заповедник, где находится Капова пещера, в 1959 года, после длительного поиска, он впервые увидел на ее стенах под тысячелетней копотью и грязью неясные красноватые пятна, которые действительно оказались палеолитическими рисунками».

А.В. Рюминым было обнаружено более полусотни изображений, нанесенных в двух залах на первом и втором этажах пещеры. Он назвал их «галерея Пещерного медведя» и «галерея Мамонта». Рюмин увидел здесь, нанесенные красной и черной красками, изображения мамонтов, лошадей, медведей, волков, пещерного льва, саблезубого тигра, верблюда, оленя, а также животных, фигуры которых были получены путем доработки естественных выступов каменных стен и отдельных валунов. Сегодня ясно, что при интерпретации многих фигур исследователь ошибался, ведь он пытался разглядеть рисунки через слой грязи, копоти и надписей, оставленных туристами.

Фигура лошади, выполненная черной краской на западной стене Зала Рисунков. Нижнее прорисованное фото было опубликовано А.В. Рюминым в журнале «Вокруг Света», № 3, 1960. Верхний снимок, предоставленный нам Ю.С. Ляхницким, подтверждает факт существования черных изображений в Каповой пещере

В апрельском номере журнала «Вокруг Света» за 1960 год Рюмин опубликовал статью «Капова пещера ждет археологов», в которой он не скрывал, что свои загадки пещера откроет только при дальнейших исследованиях и изучением пещеры должны заниматься археологи.

Ситуация вокруг открытия древнейших росписей Шульган-Таш чем-то напоминает историю Альтамиры, здесь свою роль также сыграл фактор «вторжения дилетанта» в археологическую науку. Изветие об изображениях каповой пещеры произвело эффект разорвавшейся бомбы. В газетах и журналах печатаюся многочисленные восторженные статьи, содержащие часто ошибочные или вовсе фантастические сведения.

Рюмин сразу после открытия сообщил о находке в Институт Археологии АН СССР, и чуть позже сдал свою статью с описанием памятника в единственный в стране на тот момент профильный журнал «Советская археология». Однако, комментарии ученых-историков были довольно скупыми и сдержанными.

Известный советский археолог О.Н. Бадер в ответ на статью Рюмина в «Вокруг Света», писал в том же номере журнала: «Находка А.В. Рюминым следов древних рисунков в Каповой пещере у южной излучины реки Белой может оказаться очень интересной, если подтвердится достоверность рисунков и их древнейший, палеолитический возраст. Пока, к сожалению, у нас нет уверенности ни в том, ни в другом. Но уже сейчас можно твердо сказать, что автор находки во многом ошибается: так, на Урале в эпоху верхнего палеолита, к которому могут относиться древнейшие рисунки человека, уже не жили ни саблезубые тигры, ни животные «знойной Африки». «Советская археология» после рецензии Бадера, вообще отказалась публиковать переданные Рюминым материалы. Сложившуюся ситуацию можно было бы объяснить «научным скептицизмом» археологов, однако, следом выходят в свет многочисленные разгромные статьи в таких изданиях как «Неделя», «Известия», «Наука и жизнь», «Литературная газета» авторами которых были О.Н. Бадер, Б.А. Рыбаков, Н.И. Соколов и другие ученые. Первооткрыватель рисунков характеризуется как «любитель спелеологии, позорящий археологическую науку».

Страница сообщения об открытии палеолитических рисунков в Каповой пещере, сделанного А.В. Рюминым в 1961 году

В начале 1960-х годов Бадер сам возглавляет экспедицию Института археологии АН. Рюмину даже не предложили войти в ее состав, более того, на протяжении нескольких лет Александр Владимирович был вынужден проводить работы в пещере как «любитель», параллельно с археологами.

Сложности в отношениях между исследователями, ни в коем случае, не умоляют их заслуг. Отто Николаевич Бадер стал первым археологом, начавшим комплексные археологические исследования в Каповой пещере, он внес неоценимый вклад в изучение и сохранение этого уникального памятника.

Александр Владимирович Рюмин прожил долгую и очень интересную жизнь, и, не смотря на то, что образ неисправимого романтика помешал ему занять достойное место среди ученых мужей, он навсегда вошел в историю науки не только как первооткрыватель палеолитической живописи, расположенной вне Западной Европы, но и как человек, отдавший огромные силы ее целенаправленным поискам и изучению.

Последние открытия, сделанные в пещере, подтвердили многие предположения Рюмина. Пещера действительно местами была густо расписана древними художниками. К сорока признанным наукой в 1960-е годы рисункам в наши дни прибавились более 170 новых изображений. Так, например, сегодня многие ученые признали существование описанного Рюминым в отчетах барельефа, изображающего лошадь в нижней части восточной композиции Зала Рисунков. На западной стене этого же зала экспедицией Ляхницкого была открыта фигура лошади, выполненная в черном цвете. Александр Владимирович писал о ней еще в 1959-1960 годах, однако факт существования черных фигур в Каповой пещеры был отвергнут археологами того времени.

С этого момента Капова пещера перестала быть только уникальным памятником природы и приобрела статус весьма важного природно-археологического и историко-культурного комплекса.

В 1960 году в пещере начинает работать экспедиция Института археологии Академии Наук СССР под руководством Отто Николаевича Бадера.

В первый год работы археологи обнаружили в зале Рисунков, на втором ярусе пещеры, два панно с изображениями — Восточное и Западное. Всего экспедицией было скопировано и описано белее трех десятков красных рисунков. Как отмечал О.Н. Бадер: «Все рисунки нанесены на гладкую, желтоватую или коричневато-серую поверх­ность стен или покатого потолка пещеры (на нижнем этаже) однородной красной краской. Химический анализ образцов краски с обоих этажей, сделанный химической лабораторией Государственной центральной художественно-реставрационной мастерской им. И.Э. Грабаря в Москве, показал, что краска состоит из красной земли (охры) со следами животного клея. Краска красных рисунков прочно слилось с поверхностью скалы. Уничтожая надписи туристов, покрывавшие рисунки, мы убедились, что краска древних ри­сунков не смывается».

На восточной стене Зала Рисунков в начале 1960-х годов, рядом с «Лошадью Рюмина», были выделены еще семь красочных фигур: четыре мамонта, маленькая лошадь, носорог и геометрическая фигура, напоминающая трапецию. Все животные обращены влево, только фигура одного мамонта идет в обратном направлении, сегодня она известна под именем «Диссидент».

Группа изображений на восточной стене Зала Рисунков. Фигуры слева направо: мамонт, мамонт-«Диссидент», под ним «Бледный мамонт», «Лошадь Рюмина», верхний мамонт, Малый и Большой носороги, трапеция с «ушками», антропоморфное существо (?) и правый мамонт, над ними вторая (малая) лошадь. Фото после цифровой обработки

Крупная центральная фигура известна как «Лошадь Рюмина». Несмотря на легкую размытость контуров, животное изображено очень реалистично, художник прекрасно передал особенности ее фигуры — приостренную длинную морду, массивный круп, густые гриву и хвост, вогнутость ног и копыта. Впервые это изображение было опубликовано А.В. Рюминым в виде прорисованного фотоснимка. Фигура второй лошади нарисована в правой верхней части композиции, она гораздо меньше первой и сохранилась немного хуже, но манера передачи спины и головы у обоих копытных очень близка.
Носорог изображен могучим и тяжеловесным, с одним рогом, его корпус, как и нахо­дящийся ниже знак, расчерчен линиями.

Вторая — западная группа красных рисунков расположилась напротив. Здесь были выделены изображения трех мамонтов и фигура, первоначально интерпретированная О.Н. Бадером как носорог. Однако, уже вскоре ученые пришли к выводу, что это фигура быка. Правый мамонт выполнен в силуэтной манере и сильно размыт. Остальные изображения западной группы переданы в контурной манере.

Можно сказать, что практически все фигуры животных из Зала Рисунков находятся в неплохой сохранности, они достаточно четкие и легко узнаются. Мамонты Каповой пещеры изображены с массивными головами, древний художник умело передал характерный горбатый профиль спины этого животного. Все мамонты, кроме «Диссидента», лошади, бык и носорог смотрят в одну сторону и словно идут по кругу. Рисунки сделаны на разных уровнях и в разных масштабах, так, фигура лошади Рюмина крупнее некоторых мамон­тов. Все это несколько нарушает единую композицию. Бадер считал, что каждую фигуру наносили на стену отдельно, и в разное время.

Большая часть фигур Зала Рисунков нанесена на высоте человеческого роста, и лишь для создания нескольких верхних фигур Восточной стены древний художник, видимо, пользовался подставками. Еще А.В. Рюмин, говорил в своих отчетах о сложенных из камней площадках, удобных для нанесения рисунков.

Группа изображений на западной стене Зала Рисунков. Фигуры слева направо: бык, большой контурный мамонт, антропоморфное существо, мамонтенок, красный мамонт. Фото после цифровой обработки

Фигурам Каповой пещеры Отто Николаевич Бадер смог подобрать параллели в пещерной живописи Западной Европы эпохи палеолита. По технике нанесения рисунки Шульган-Таш наиболее близки монохромным изображениям Нио во Франции, и отчасти рисункам пещеры Фон-де-Гом. Топография Каповой пещеры так же во многом повторяет топографию святилищ Франции и Испании — рисунки нанесены в труднодоступной глубине. Размеры изображений и их размещение на стенах и сводах соответствует тому, что сегодня известно о древнейшей живописи Европы.

Палеолитический возраст рисунков верхнего этажа Каповой пещеры не подлежит сомнению. Некоторые рисунки покрыты мощными наплывами, а пересекающие их трещины белыми отложениями кальцита. На ледниковое время указывает и сами герои древней пещерной живописи — фигуры мамонтов и носорога.

Современные исследования показали, что для создания рисунков использовался бурый железняк, найденный вблизи пещеры, это гетит, гидрогетит и др. минералы. Он подвергался обжигу, добавлялись различные красители, например глинистые и карбонатные охры, возможно, животный клей из жира и крови.

Сегодня, в Зале Рисунков к известным ранее изображениям, добавились новые фигуры. Так, Восточная композиция дополнилась фигурами «Бледного мамонта», и рисунком антропоморфного существа, расположенного в правой части композиции. Группой Ю.С. Ляхницкого был выделена фигура маленького красного носорога. А в 2008 году сотрудницей заповедника «Шульган-Таш» Ольгой Червяцовой в нижней части группы рисунков была найдена фигура «Черного мамонта».

На западной стене удалось выделить небольшую человеческую фигуру, она нанесена над большим контурным мамонтом. Перед изображением быка, была обнаружена черная лошадка, эта фигура густо перекрыта глинистыми пленками и требует аккуратной расчистки.

Определить подлинность и возраст черных фигур еще только предстоит. Однако, факт наличия в пещере древних изображений, выполненных в этом цвете был подтвержден.

Еще одна большая группа красных, но уже схематических изображений расположена в дальней части первого этажа пещеры. Все древние рисунки находятся в глубине Шульган-Таш, на расстоянии около 300 метров от входа в трех залах: Купольном, Знаков и Хаоса.

Изображение красной лошади, Купольный зал

Геометрическая фигура в виде решетки, Купольный зал

«Трезубец», Купольный зал

Двойной треугольник, Купольный зал

В Купольном Зале, преобладают фрагменты изображений, так называемые «реликты». Здесь, вдоль восточной и западной стен можно увидеть следы геометрических фигур — многочисленные пятна и линии, трапеции, решетку. При обработке снимков, сделанных в этой части пещеры, Ю.С. Ляхницкий выделил фигуры двух лошадок, одну из них отмечает длинная, почти лебединая шея, пятна, распознанные как мамонт, северный олень, и «дракон».

В Зале Знаков преобладают геометрические мотивы, рисунки размещены на левой стене, среди так же них есть линии, трапеции, треугольники, и пря­моугольники, как с «ушками», так и без них.

Особый интерес представляет фигура Зубра, расположенная на западной стене Зала Знаков, после цифровой обработки снимка, можно различить ноги, гриву и даже рога животного.

Знаки этого зала словно ведут зрителя в дальнюю часть святилища — Зал Хаоса.

В этой огромной подземной находится великолепная композиция «Лошади и знаки Зала Хаоса». Она была обнаружена и расчищена от мощных натеков реставраторами, работавшими в экспедиции О.Н. Бадера. Вот как красочно описывает это панно Юрий Ляхницкий: «Рисунки были яркие, сочные, разноцветные — внешние контуры лошадок темные, почти черные, переходящие в буровато-красные и алые линии. Некоторые части тел лошадок — ноги, морды, гривы, хвосты — были закрашены почти полностью в интенсивный красный цвет с буроватым оттенком, остальные участки имели более бледную окраску. Нижняя лошадка немного меньше, верхняя по своим контурам заметно отличается от других лошадок пещеры. Судя по более массивному телу и нарушенным пропорциям, она больше напоминает овцебыка. Роднит лошадок специфическая форма морды с узким длинным носом. Трапеция нарисована очень четко, геометрически правильно, девять ее ребер сгруппированы по три. Левее, перед лошадками, была расчищена еще одна небольшая трапеция из шести ребер, а рядом — маленькая «ножка» какого-то существа... В 2008 году «ножка» в северной левой части композиции была расчищена московскими реставраторами, в результате чего была вскрыта фигура, напоминающая человеческую».

В самой отдаленной части зала расположены многочисленные знаки, трапеции с «ушками» и расчерченным внутренним пространством, пятна краски. Здесь на высоте 3 метров сохранилась очень интересная композиция: «антропоморф» — стоящий на четвереньках человек, он имеет треугольную голову и короткий хвост, передние конечности заканчиваются раздвоенными копытами. Вот как описывает это существо В.Н. Широков: «Его человеческое туловище, согнутое под углом 45°, обрисовано линией по контуру. Голова мамонта, перед­ние конечности напоминают копыта полорогого, задние конечности лоша­диные. Кажется, есть и небольшой лошадиный хвост». Подобные персонажи известны в пещерах Западной Европы, вероятно, это изображение шамана. Выше человекоподобной фигуры виден рисунок лошади, он довольно плохой сохранности, в целом схож с изображениями лошадей в других частях пещеры. Еще одним примечательным рисунком этого зала является перевернутая трапеция, получившая название — «Хижина Бадера», ее отличают четыре внутренние линии, немного изогнутые боковые ребра, а так же более темный, чем у других фигур пещеры цвет красителя.

В дальней северо-восточной части зала Хаоса, на высокой вертикальной стене, экспедицией Ляхницкого был открыт «Дальний мамонт» — частично скрытая натеками фигура, расположенная на высоте около 4-х метров. Рисунок был и был выделен путем многократной фотосъемки и цифровой обработки кадров.

Изображение Зубра и геометрические фигуры на левой стене Зала Знаков

В целом, на первом этаже Каповой пещеры преобладают разнообразные геометрические, абстрактные знаки, иногда достаточно сложные, это отличает их от западных аналогов. Трапеции с «Ушками» пока найдены только в Шульган-Таш и не встречаются в Европе. Интерпретация этого знака стала объектом дискуссий. Возможно, он является производной «женского треугольника» и несет какую-то информационную нагрузку. Различное количество линий, может быть, указывает на количество детей у женщины-главы рода. В «Ушках» по бокам трапеции, левое длинное, правое — короткое, Юрий Ляхницкий допускает изображений завязок пояса, а в самой трапеции — ритуальный передник матери-главы рода.

На сегодняшний день коллекция Каповой пещеры представлена не пятьюдесятью рисунками, как это считалось ранее, а почти двумя сотнями разнообразных реалистичных, стилизованных и геометрических изображений. На основании этого, а также наличия большого количества сложных абстрактных знаков может быть высказано предположение о разновременности создания живописи, начиная с позднего палеолита и, возможно, до неолита.

Одной из важнейших задач, стоящих перед учеными сегодня, является проведение детальной фиксации рисунков, некоторые из которых могут погибнуть в ближайшем будущем. Совместно с Государственным Эрмитажем разработана методика покрытия рисунков защитным гидрофобным составом, который прошел апробацию на моделях, но решение о его практическом использовании пока не принято.

Антропоморфный персонаж и рисунок лошади, Зал Хаоса

Интересно отметить, что в настоящее время значительно возрос интерес к пещере и со стороны этнографов. По результатам исследований последних лет башкирским археологам и этнографам удалось сопоставить обряды, описываемые во многих эпических сказаниях и фольклорных произведениях, с теми или иными конкретным географическим либо историческим объектом на территории Южного Урала, в том числе и с Каповой пещерой.

С пещерой Шульган-Таш связано много легенд, интересных преданий, поверий и сказок. Самым поразительным является то, что основные действия во многих древних сказаниях и других фольклорных произведениях привязаны именно к Каповой пещере или озеру Шульган. И неслучайно, что и пещера, и озеро в них носит имя хозяина подземного мира — Шульгена. Шульген — один из главных отрицательных персонажей таких древнейших эпосов Южного Урала, как «Урал-Батыр», «Акбузат», «Кара-Юрга», «Акхак Кола».

Озеро Шульган возникло по преданиям из вод потопа, устроенного дивами и Шульгеном. Поражает сходство описания этого озера в некоторых эпосах с действительной природной обстановкой заповедника Шульган-Таш. Об озере Шульган, например, в эпосе «Акбузат» сказано так: «Когда водяной падишах начал проигрывать битву, он отыскал бездонный омут и нырнул в то озеро. Дна у того озера нет, оно сливается с большой подземной рекой... Того падишаха звали Шульгеном. Поэтому и озеро стали называть Шульгеном».

В эпосах «Акбузат» и «Урал-батыр» описываются человеческие жертвоприношения озеру Шульган. В жертву подводного мира приносились девушки-красавицы. Может быть, найденная П.И. Рычковым «сухая человеческая голова» и есть след такого жертвоприношения.

В народных преданиях озеро Шульган очень часто является местом рождения чудесного коня. Так, в варианте сказания «Акхак Кола» появления вожака стада Акхак Кола описывается следующим образом: «К озеру Шульган в одно и то же время приходила жеребиться кобылица из того табуна, что вышел из шульгановой породы — с мышиным хребтом. Люди подстерегли ее здесь, но им удалось поймать только жеребенка, кобыла обратно нырнула в озеро, но при этом жеребенок стал хромым, отсюда и его имя — «Акхак Кола» — «хромой буланый конь». Этот жеребенок и положил начало новому табуну».

Немало легенд и сказаний связано и с самой пещерой Шульган-Таш. Одна из них гласит, что в былые времена в пещере жили какие-то особые люди, не похожие на современных людей. Они были очень богаты, сеяли хлеб и имели множество разного скота. Но чаще всего легенды, связанные с пещерой, рассказывают о потусторонних силах, подземный пещерный мир всегда кажется страшным, суровым и непонятным для людей. Автор «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимир Иванович Даль, разъезжая по Оренбургской губернии по служебным делам, собирал произведения устного народного творчества, в частности и башкирского фольклора. В своих заметках он характеризует Капову пещеру по сказаниям и преданиям башкир так: «В подземелье этом обитало когда-то особое племя людей, о котором рассказывают много дивного. Там же укрывались разные джины, дивы... Старики рассказывают о каменной, здесь находящейся, собаке: это див, окаменевший в принятом образе. Замечательно, что собака эта боится плети, что дождевые облака ей подвластны, и собака не может снести ста ударов плетью; она издает глухой вой, и обильный дождь окропляет окрестность».

По словам Петра Ивановича Рычкова, башкиры во время своих войн и восстаний против царских властей стягивали сюда свои семьи и скот. При малейшей опасности скот загонялся в нижний этаж пещеры, а женщины, дети и старики уходили на верхний этаж. Временами в пещере одновременно скрывалось до трех и более тысяч человек. Это не удивительно. Пещера Шульган-Таш как будто бы специально устроена для убежища многих тысяч людей. В ней достаточно много места, воды и воздуха.

Кроме этнографов пещерой сегодня все больше интересуются геологи и гидрогеологи, биологи и даже астрономы. В результате работ последних лет найдены ранее неизвестные продолжения на верхнем этаже пещеры.

Фигуры восточной стены Зала Рисунков были расчищены реставраторами экспедиции О.Н. Бадера
от покрывавших их современных надписей

После ухода из жизни в 1979 году Бадера, исследования в пещере прекратились. Появились проблемы и с сохранением рисунков. Подземные залы пострадали от вандализма многочисленных посетителей. Были обломаны сталактиты и сталагмиты, а на стенах появились современные надписи. Отто Николаевич в своем труде о Каповой пещере писал: «... нельзя не посетовать на туристов. Один из советских спелеологов справедливо указывает, что легкодоступные пещеры в связи с посещениями туристов и экскурсантов полностью потеряли свой природный вид и в значительной степени утрачены для науки как объекты исследований. Знаменитая пещера Нио во Франции, местами феерически прекрасная, с давних пор уже посещалась туристами, и мания последних всюду пачкать стены надписями немало повредила изображениям, которые долгое время оставались незамеченными. В Каповой пещере оказалась совершенно аналогичная картина, и ученым пришлось много и кропотливо потрудиться, чтобы удалить надписи туристов, покрывавшие древние рисунки».

С 1971 года посещение пещеры «дикими» туристами запрещено, и Башкирский заповедник приступил к её круглосуточной охране. Но нет преграды, которая удержит человека — металлические решетки разгибались и выламывались, и современные дикари получали доступ к древним сокровищам. Поэтому было решено полностью закрыть пещеру и продолжить в ней археологические исследования.

Они были возобновлены в 1982 году ленинградским археологом Вячеславом Евгеньевичем Щелинским, возглавлявшим комплексную археологическую экспедицию на Южном Урале. И уже в том же году было найдено местонахождение палеолитического человека, появилась возможность уточнить возраст живописи по геологическим и археологическим данным, а так же ответить на вопрос о культурной принадлежности настенных рисунков пещеры.

Найденный культурный слой располагается в глубине, на первом ярусе пещеры в 150 метрах от входа в нее, в обширном и просторном Зале Знаков. Культурный слой стоянки сохранился на глубине около полуметра в северо-западной части зала в толще рыхлых отложений. Максимальная мощность культурного слоя 10–12 сантиметров, но в ряде мест толщина его не превышает 2–3 сантиметров.

В ходе раскопок в Шальган-Таш были найдены обломок бивня мамонта, кости пещерного медведя, зайца беляка, лисицы, песца, сурка, тушканчика, копытного леминга и других мелких грызунов. Учитывая местоположение стоянки в отдаленном зале, при раскопках были обнаружены многочисленные следы древних кострищ. Это говорит о том, что в древности залы пещеры имели какие-то естественные каналы вентиляции. В наши дни каких-либо выходов на поверхность не обнаружено, и пещера проветривается крайне слабо.

Всего в культурном слое обнаружено более 200 предметов, среди которых преобладают орудия из местного пещерного известняка и кальцита. Рабочие инструменты и элементы вооружения составляют небольшую часть коллекции. Они изготовлены из кремня и зелено-коричневой яшмы. Интересно, что ближайшие выходы этих пород находятся довольно далеко от пещеры — в Зауралье. Наряду с каменными, найдены два костных орудия: нож из обломка трубчатой кости с длинным ретушированным лезвием и грубое шило.

Совершенно уникальны обнаруженные в слое украшения. Это четыре просверленные с двух сторон бочонкообразные бусинки их зеленого серпентинита, материала сравнительно мягкого и легкого в обработке. Есть также подвески из тонких пластиночек кости, вероятно, бивня мамонта и сланца. Стоит отметить еще одну находку в культурном слое пещеры. Долгое время ученых мучил вопрос — почему на потолке и стенах пещеры так мало копоти, ведь для того, чтобы выполнить рисунки, нужен был свет, а единственным его источником могли быть только факелы. Эту загадку разгадали  уфимские археологи. В ходе раскопок они нашли фрагменты жировой лампы, которой пользовались древние люди. Она была сделана из глины и уникальна тем, что глиняные изделия в культурных палеолитических слоях вообще являются очень редкими находками.

Найденный в пещере древесный уголь обследован радиоуглеродным методом в разных лабораториях. В итоге были получены две довольно близкие: 14 680 +/- 150 и 13 930 +/-300 лет. Если учитывать, что возраст культурного слоя такой же как и возраст настенной живописи, то рисунки в пещере Каповой пещере написаны древними художниками не менее 13–14 тысяч лет тому назад.

В последние годы в Шульган-Таш проводят раскопки экспедиции института Истории, языка и литературы Уфимского Научного Центра РАН и кафедры археологии МГУ.

В октябре 2008 года старший научный сотрудник УНЦ РАН В.Г. Котов, при проведении охранных раскопок, обнаружил в грунте Купольного Зала человеческий череп. В июле 2009 года археологами МГУ под руководством В.С. Житенева было обнаружено несколько черепов. Эти находки уникальны, ранее каких-либо следов захоронений в Каповой пещере найдено не было. Шульган-Таш продолжает хранить свои тайны, и исследователей ждут многочисленные новые открытия.

Копии рисунков из Шульган-Таш в Саблинских пещерах под Санкт-Петербургом

Сегодня Капова пещера — место паломничества туристов. Ежегодно ее посещают тысячи паломников со всего мира. Это не очень хорошо сказывается на состоянии древнейшего памятника культуры. Исследователи Каповой пещеры пришли к выводу, что для сохранения рисунков необходимо поддержание постоянного микроклимата пещеры, несовместимого с ее использованием в качестве туристического объекта. Ученые бьют тревогу, что с каждым годом качество наскальных рисунков пещеры заметно портится из-за открытого доступа воздуха.

Древние рисунки сохранились только благодаря неподвижной атмосфере пещеры, или так называемому тепловому барьеру. В ее центре даже в сильные морозы не так холодно, потому что нет циркуляции воздуха. Скорее всего, рисунки шли от самого начала и до конца пещеры, а сохранились только те, что оказались далеко от входа, — говорит Вячеслав Георгиевич Котов.

Эта особенность, спасшая часть рисунков, стала препятствием для массового посещения. Выдыхая углекислый газ и повышая температуру внутри пещеры, люди создают почву для разрастания водорослей и плесени, которые разрушают поверхность стен с рисунками. Ввиду нарастающего потока туристов в 2002 году доступ к оригиналам живописи был полностью прекращен. Во входной части пещеры были представлены копии рисунков в натуральную величину. Их воссоздал известный Санкт-Петербурский художник-анималист Владимир Черноглазов, бывавший в пещере и хорошо знающий ее рисунки и западноевропейскую палеолитическую живопись.

Интересно, что сегодня копии росписей из Шульган-Таш можно также увидеть в Саблинских пещерах под Санкт-Петербургом. Спелеологи и жудожники выполнили их к 50-летнему юбилею открытия палеолитической живописи на Южном Урале. Всего в Саблино воспроизведено 30 фигур из уральской пещеры. Они, как и оригиналы писались натуральными красками. Для детей здесь проводят специальные уроки, ребенок может нарисовать своего быка или носорога — правда, на бумаге, но под сводами пещеры.


© 2011 «Грачёв и партнеры»
К СЛЕДУЮЩЕЙ ГЛАВЕ