К ПРЕДЫДУЩЕЙ ГЛАВЕ

Сегодня многие памятники древней наскальной живописи находятся на пике популярности. Поэтому они страдают не только от природных факторов, но и от воздействия человека.

К разрушающим факторам можно отнести загрязнение окружающей среды, нанесение случайных повреждений, а так же акты вандализма. Также повреждения каменных полотен могут быть получены при документировании и копировании изображений.

Еще раз вернемся к пещерным изображениям Европы и отдельно остановимся на примерах сознательно или случайно нанесенного им урона. Уже в XIX веке, с момента открытия многие памятники наскального искусства стали «жертвами» профессиональных исследователей, туристов, вандалов. Так в 1912 известный немецкий археолог профессор Карл Шухард попытался приобрести за 10 000 франков для Берлинского Антропологического музея барельеф с изображением лосося из грота Абри дю Пуассон. Владелец земли, на которой расположена пещера, пытался отделить гравированное полотно от каменной стены. Однако сделать этого не удалось, и сегодня древнюю фигуру рыбы окружает рамка из просверленных отверстий и пропилов.

Известны примеры специального уничтожения древних изображений в европейских пещерах, так актам сознательного вандализма подверглись несколько рисунков в пещерах Монтеспан и Гаргас. Неумышленные повреждения были нанесены изображением в пещере Мейриерс. Здесь в марте 1992 года группа волонтеров очищала стены от граффити при помощи металлической щетки, в результате этих непродуманных работ практически полностью был уничтожен рисунок бизона.

Изображение рыбы из Абри дю Пуассон, Дордонь, Франция

Большой валун с петроглифами был расколот ударом молнии, комплекс Спир Хилл, Северо-Западная Австралия

Раскалывание блоков с изображениями экспедицией Эмиля Голуба. Южная Африка

Памятники наскального искусства на открытом воздухе сталкивается с более широким кругом проблем, чем пещерная живопись. Они в силу открытости и легкой доступности в большей степени подвержены воздействию природы и человека.
Сама природа неумолимо разрушает древние полотна. Землетрясения, камнепады, дождь, ветер, перепады температур наносят им непоправимый урон. Свою лепту в это процесс вносят растения, лишайники, грибки и различные микроорганизмы. Особую опасность представляют лесные пожары. Сильный перегрев каменной поверхности приводит к ее растрескиванию, отслаиванию и разрушению наскальных изображений. Кроме того, пепел и древесный уголь от пожаров может загрязнить органический материал, используемый для датирования.

Часто повреждения огнем случаются по вине людей. На Африканском континенте вплоть до наших дней человек использует в качестве временных стоянок и постоянного жилья пещеры, гроты и скальные укрытия с древними рисунками. Нередко огонь очагов разводят в непосредственной близости от рисунков, что приводит к их закопчению и гибели.

Серьезный урон древним памятникам наносит хозяйственная деятельность человека. Например, в районе Кондоа в Танзании некоторые пещерные святилища используются местным населением в качестве загонов для скота, куда свиньи, овцы, козы и коровы сгоняются во время полуденной жары или непогоды. Часть рисунков была стерта с поверхности стен шкурами животных. С подобными проблемами столкнулись специалисты, изучающие наскальные изображения в области Века Пасс в Новой Зеландии. Некоторые из фигур, скопированных в 1870-е, были полностью уничтожены скотом к 1929 году.

Печально известным примером осознанного разрушения древних произведений наскального искусства может послужить деятельность чешского путешественника Эмиля Голуба. В конце 1880-х годов он вывез в Вену более 200 плит с южноафриканскими петроглифами. Для большей хрупкости камень нагревался огнем костров, остужался водой и раскалывался при помощи клиньев, зубила и молота.

Подобный «легальный вывоз» памятников наскальной живописи в музеи был широко распространен в Южной Африке в XIX–первой половине XX веков. Наиболее ранним примером подобной практики, можно считать случай, который произошел в 1878 году, когда солдаты конного стрелкового корпуса Кейп вырезали каменные плиты с наскальными рисунками для продажи в музей.

В 1946 году были выкопаны и взорваны динамитом несколько каменных плит в местности Ебусингата в провинции Квазулу-Натал, ЮАР. Они стали подарком британской королевской семье посетившей Южную Африку в 1947 году.

Сегодня множество плит с рисунками и гравировками представлены в музеях Южно-Африканской Республики, на некоторых из них сохранились даже отверстия, проделанные для закладки динамита. Не смотря на то, что в большинстве случаев вывезенные блоки сохранились в хорошем состоянии, на сегодняшний день ученые единогласно считают такую практику музеефикации неприемлемой.

Вывоз памятников наскального искусства с оригинального местоположения может быть оправдан, когда это единственный способ сохранить ее от полного разрушения при разработке месторождений, строительстве дорог или плотин. Существует множество подобных примеров в различных уголках мира — США, Европе, Сибири, где петроглифы были утеряны под водами искусственных водоемов.

Очень показательна история спасения древних рисунков долины Фош Коа, в северо-восточной части Португалии. В конце 1980-х годов компания Energias de Portugal планировала возведение огромной плотины на реке Коа. Было проведено предварительное археологическое исследование долины реки, чтобы выявить и оценить объекты культурного наследия, которые будут разрушены или затоплены в результате строительства плотины. Так был открыт целый комплекс наскальных изображений. В Португалии развернулась очень мощная дискуссия о судьбе этих памятников. Протест против строительства плотины перешагнул национальные границы и принял международный характер. Его лозунгом стала фраза «Петроглифы не умеют плавать!».

В итоге, в мае 1995 года португальское правительство остановило строительные работы. Спустя еще полгода, в виду огромного значения культурного наследия долины, было решено вообще отказаться от проекта плотины, а весь ансамбль находок объединить в Археологический парк долины Фош Коа, первый подобный парк в стране. Это стало кульминацией в признании значения этого объекта как важнейшего памятника древнего искусства и истории. В 1998 году галерея Фош Коа была внесена в Список всемирного наследия ЮHЕСКО. Уникальность и ценность этой галереи не только в ее масштабности и в сохранности изображений, но и в преемственности поколений ее творцов. Картины, появившиеся здесь впервые во времена палеолита, продолжали создавать в мезолите, неолите, и более близкие нам эпохи. Был разработан специальный план управления территорией долины. Он определил экономические и урбанистические правила, согласно которым развивался туризм в регионе. Были созданы три визит-центра, откуда посетителей доставляют к главным группам петроглифов на специальном автотранспорте. Сегодня в Фош-Коа открылся музей. Постоянно работает команда археологов и кураторов, в ведении которых находятся изучение и охрана наскального искусства долины Коа.

Повреждения наскальных полотен, вызванные хозяйственной деятельностью человека, можно наблюдать и в Скандинавии. Особенно подвержены разрушению петроглифы, расположенные на территории фермерских хозяйств. Часто на каменных плитах с рисунками хранятся и передвигаются сельскохозяйственные машины и другое оборудование. Люди ходят и ездят прямо по плитам с наскальной живописью. Попадание технических жидкостей и кислотные дожди усиливают эрозию скальной основы. Большой урон памятникам наносит гравий и пыль с близлежащих дорог и троп, они скапливаются и затвердевают на поверхности изображений. В лучшем случае, петроглифы теряют четкость, и глубину, в худшем — целые рисунки или панели полностью исчезают или становятся настолько поврежденными, что специалисты вынуждены консервировать их до лучших времен.

Однако даже вышеописанные случаи халатного отношения к древнему наследию бледнеют на фоне примеров умышленного вандализма. Так в некоторых регионах США многие рисунки, рядом с которыми сегодня проходят автомагистрали, стали «мишенями» стрелков-вандалов. Полотна из мягкого песчаника усеяны выбоинами — следами выстрелов.

Подобным образом были повреждены некоторые уральские писаницы. Уральский гранит более тверд, но все же дробь и пули скололи кальцитовые натеки, на которые нанесены рисунки. От подобные действий человека, пострадали, например, Ирбитский и Сергинский Писаные камни, Шайтанская писаница.

В наши дни европейские и американские ученые столкнулись с новой проблемой — хищением наскальных полотен. Как мы отмечали ранее, в XIX веке и первой половине XX предпринимались попытки отделения полотен с рисунками и петроглифами, но это производилось с целью пополнения музейных экспозиций. Сегодня памятники наскального искусства стали интересовать «черных» коллекционеров. В 1993 году при помощи зубила была выдолблена и украдена 35-сантиметровая антропоморфная фигура в местности Куева де Пумамахай в Боливии. В штате Висконсин в районе Готсхалл в середине 1990-х годов были серьезно повреждены несколько панно. Похитители при помощи пилы по бетону пытались вырезать часть рисунков.

Памятники наскального искусства, расположенные в отдаленных и труднодоступных районах, менее подвержены риску повреждения, чем полотна, расположенные ближе к цивилизации. Например, в 1991 году на Южной горе в муниципальном парке Феникса, штат Аризона, были проведены повторные исследование 400 панно с петроглифами. Впервые памятники были изучены и отсняты на фотопленку в 1964 году. Новые исследования показали, что состояние двух третей полотен практически не изменилось, однако оставшаяся часть имела серьезные повреждения. Примерно десятая часть изображений была похищена, пропали как целые блоки, так и сколотые фрагменты. Многие петроглифы подверглись актам вандализма, некоторые оказались под постройками. Результаты исследования показали, что скальные полотна из отдаленных территорий практически не пострадали, многие из рисунков, расположенных «на виду» оказались уничтоженными.

В 1988 году было проведено детальное исследование нескольких тысяч красочных фигур в ущелье Ндедема в южно-африканских Драконовых горах. Оно показало, что за 15 лет, прошедших с последнего изучения, были утрачены многие изображения. Часть рисунков отслоилась и выцвела. В первую очередь это было обусловлено возросшим бесконтрольным потоком туристов, многие из которых останавливались на ночлег в гротах и скальных убежищах. Сегодня ученые посчитали, что при такой скорости разрушения памятника, через 100 лет от рисунков не останется и следа.

Следы от выстрелов на Сергинском Писаном камне

На спутниковом фото хорошо видны колеи,
накатанные прямо между останцев с рисунками.
Каменные палатки на оз. Большие Аллаки

Подобные наблюдения можно сделать и на уральских писаницах. Скалы, расположенные на берегах реки Нейва вблизи от турбаз, летних лагерей и домов отдыха, сплошь покрыты современными надписями, и только благодаря счастливой случайности древние рисунки не погибли под слоем краски.

Писаницы, расположенные в труднодоступных местах, менее подвержены вандализму. Однако, сегодня удаленность памятников от цивилизации не является гарантией их сохранности от негативного антропогенного воздействия. Благодаря распространению всевозможной техники, приспособленной для передвижения в условиях бездорожья, человек может попасть в самые дикие и совершенно непролазные места.

Так, например, режевской Шайтан Камень, часто посещается участниками трофи-рейдов, фотографии древних изображений можно найти в отчетах на интернет-форумах, посвященных покорению бездорожья.

Во время очередного визита к этому памятнику в сентябре 2010 года авторами были обнаружены сделанные мелом рисунки. Один из них был нанесен со специально придвинутого к скале большого камня на высоте около двух метров. Учитывая этот факт и манеру выполнения изображений можно прийти к выводу, что они были оставлены ребенком, и, скорее всего, в присутствии взрослого человека. Рядом с древними изображениями были нанесены фигуры человека с луком и пронзенного стрелой животного, по видимому, автор был в курсе существования на Шайтан Камне писаницы, оставленной первобытными охотниками.

В данном случае может радовать тот факт, что в руках у современного «художника» оказался мел, а не баллон или кисть с краской.

Особое внимание хочется уделить ситуации сложившейся вокруг святилища на юго-восточном берегу озера Большие Аллаки в Каслинском районе Челябинской области. В 2009 и 2010 годах мы совершили ряд поездок к Каменным палаткам с целью наблюдения за состоянием расположенных здесь древних рисунков.

Сегодня этот памятник наиболее подвержен антропоморфному воздействию и гибнет от современного вандализма.

В летний период озеро Большие Аллаки становится популярным местом отдыха жителей Свердловской и Челябинской областей. Песчаные берега и чистая вода в теплое время года привлекают десятки тысяч людей. Как и на многих других озерах Среднего и Южного Урала в последние годы здесь существует практика аренды или захвата прибрежной территории предпринимателями. Подъезд к озеру со стороны поселка Красный Партизан перекрывается шлагбаумом и контролируется охраной, за проезд и проход на прибрежную территорию взымается плата. Летом 2010 года она составляла 250 рублей с автомобиля. Интересно, что каких-либо кассовых чеков или других финансовых документов, подтверждающих факт оплаты нам получить не удалось, так же как и увидеть бумаги подтверждающие факт аренды береговой территории.

Летом на юго-восточном берегу можно было увидеть десятки, а в особо жаркие дни и выходные даже сотни машин. Некоторые отдыхающие оставляли свои автомобили прямо между каменных останцев, здесь же разводились многочисленные костры. «Арендаторы», собирая плату с отдыхающих, не считали нужным поддерживать берега озера в чистоте и осуществлять контроль за действиями на территории памятника. В результате к осени 2010 года берег озера был завален бытовым мусором, на древних полотнах появились новые граффити.

В данном случае не приходится говорить об отсутствии информации, о нахождении здесь особо ценного археологического объекта. Местное население прекрасно информировано о раскопках проводимых здесь специалистами. Кроме этого, летом 2010 года челябинскими археологами у каменных останцев был установлен информационный щит, текст которого можно прочитать на приведенной ниже фотографии.

Хочется еще раз обратить внимание на проблему установки таких указателей. Они акцентируют внимание людей на памятнике. Поэтому особое значение имеет смысловая нагрузка надписи. Если, как в случае со Святилищем Большие Аллаки, там будет прописан только запрет ряда действий и содержаться фраза «Охраняется государством», то, учитывая «особенности менталитета отдыхающего на природе россиянина», это может вызвать негативную реакцию, желание показать свою неподсудность закону. В результате памятник древнего наскального искусства сегодня находится под угрозой уничтожения. Поэтому особенно важно вместо запретов давать информацию об уникальности данного места, об его исторической ценности. Подобные щиты прежде всего должны иметь объясняющий, может быть, образовательный характер.

Тем не менее, нельзя считать практику сдачи в аренду местными администрациями прибрежных земель неприемлемой. Существуют многочисленные положительные примеры подобной практики. Однако необходимо оговаривать реальную ответсвенность, которую должен нести предприниматель, за состояние вверенной ему территории, особенно если на ней расположен природный или исторический памятник.

УГРОЗА СВЯТИЛИЩУ НА ОЗЕРЕ БОЛЬШИЕ АЛЛАКИ

Преподаватели и студенты исторического факультета Южно-Уральского Государственного Университета на протяжении нескольких лет занимаются уборкой мусора с территории Каменных Палаток. Летом 2010 года на юго-восточном берегу озера был установлен щит, информирующий об охране памятника, однако о какой-либо реальной защите объекта со стороны государственных структур говорить не приходится.

На верхнем правом фотоснимке (март 2010 года) представлена центральная часть первой группы изображений. На нижнем снимке (сентябрь 2010 года) представлены свежие графитти, нанесенные поверх древних рисунков.



© 2011 «Грачёв и партнеры»
К СЛЕДУЮЩЕЙ ГЛАВЕ